[an error occurred while processing this directive]
Летопись лыжного похода Карпаты–2000
Под руководством Давидюка Сергея
25.1.2000-7.2.2000

Записки Миши Феоктистова и Бастриковой Елены.

 

 Команда
1. Давидюк Сергей (Дзеня) - руководитель
2. Бастрикова Елене (Баксёнок) - медсестра
3. Шестак Дмитрий (Длинный) - реммастер
4. Лыскович Андрей (Медвежонок) - завхоз
5. Феоктистов Михаил (Тонкий амбал) - пресс-корреспондент
6. Кожокарь Елена (просто Алёна) - крохобор.

25 января 2000 г. группа из 6 человек выехала из Бреста на Украину. Цель поездки – Карпаты. Все обязанности были распределены, и летописью занялся один из членов нашей группы – Феоктистов Михаил. По приезду в Брест я прочитала написанную им летопись нашего похода и решила написать свою, вместив туда и её, что и сделала. Его летопись представлена здесь без исправлений, и, дорогой читатель, не думай, что это описка моя. Итак...

25 января 2000 г.

В 17.30 отъезд. Как и положено, собралась толпа провожающих, хотя погода не слишком способствовала долгим и бурным прощаниям: как раз перед выходом началась метель. Многие из берестейских старожил не помнили такой погоды уже несколько лет. Поезд тронулся, поехали...

Стоп, стоп, стоп. Тут уже явное преувеличение. Погода действительно была мерзкая: шёл мокрый снег, который, долетая до земли, таял и превращался в грязь. Но такой уже сильной метели не было. Ну ладно, продолжаю.

26 января 2000 г.

Утро. Просыпались периодически с 6 до 8. Дольше всех спал Дима (видимо, сразу за всех). Метель, начавшаяся вчера вечером, до сих пор не закончилась... Сейчас последняя предстартовая подготовка. До выхода осталось минут десять.

Тут мне удалось прочитать начало нашей летописи, и я написала немного от себя. Кроме этого, в походе я больше ничего не писала.

Ну вот, как всегда упустили самое главное – вчерашний вечер. Сначала было очень грустно: мы же уехали. Даже кроссворды не хотелось разгадывать. Но потом, как всегда, эта хандра ушла и ... не спали мы (по крайней мере некоторые) до трех утра. Дзеня, как самый умный и проверенный в походах турист, конечно же знал, как нам будет с утра "хорошо" вставать, и поэтому лёг спать раньше всех. Но по-моему это глупо. В поезде мы спим только 2 ночи и поспать успеем попозже. Надо отметить, что я больше всего люблю путешествовать в поезде. Честно говоря, спать мне не хотелось даже в 3 часа, но Ленка почему-то свалила спать, оставив нашу скромную компанию. Я, Андрюха, Миша, Димка ещё некоторое время травили анекдоты и только после этого пошли спать.

Разбудили меня сегодня около 6 утра (с точностью математика могу сказать, что спала я меньше трех часов). Перебили весь сон. Мне кажется, что Димка немного болеет.

Ну ладно, вроде бы уже прибываем. Мне пора собираться.

Да, вечер в поезде был, как и все вечера в поездах, весёлый. Чего только стоит прикол:

– Подстрахуй.

– Подстра... что?

А насчет Димки я была права. Он действительно немного приболел, но потом вылечился. А в конце похода болели уже все, но об этом позже.

Надоумили тётки, нечего сказать. Что ж, я понял, как писать надо. Ну, держитесь...

Итак, приехали мы в Ивано-Франковск, и развалились всей группой (в смысле, скинули рюкзаки) прямо перед входом в автовокзал. Лены пошли прогуляться, Дима исчез в неизвестном направлении на неопределенное время, а мы с Андреем остались сторожить рюкзаки. Тут буревестник Дзеня принес первую дурную новость: наш автобус не появится, придется ждать следующего, часа через два. Дождавшись Бакса, Алёну и Диму, которые появились довольно быстро, остальные члены нашей команды ломанулись в город, дабы Дзеня мог осуществить свою мечту: купить лыжи.

Надо признать, город произвел на меня неоднозначное впечатление. С виду вполне нормальной архитектуры постройки образовывали улицы, пересекающиеся под любыми мыслимыми и немыслимыми углами. Казалось, город застраивался без всякой планировки. На улицах лежали баррикады из снега и валялись нищии. Столько нищих и попрошаек мне не доводилось видеть ещё нигде...

Тут я на все 100% согласна с Мишей. Я была до глубины души поражена таким количеством бездомных нищих, спящих прямо на асфальте, снегу, грязных полах автовокзала. Через каждые 5 минут подходили попрошайки и вымаливали деньги любыми способами.

С лыжами, однако, вышел облом. Излазив солидную часть Ивано-Франковска, мы ничего не купили, и не пришли к общему мнению... Настала пора идти на автобус.

В то время, как они гуляли по городу (а ушли они около 11), я, Ленка, Димка сторожили рюкзаки. Наш автобус был в 13.15, а ждать нам оставалось около 2-х часов. На улице было довольно прохладно, если не сказать холодно, особенно стоять. Лично я пожалела, что не пошла с Дзеней гулять по городу, т.к. за это время замёрзла. Мы были рады вновь увидеть наших друзей, а вернулись они в полпервого. Дзеня сразу же договорился с водителем автобуса, и мы загрузились в автобус. Сели не на свои места, а на галёрке. Вещей у нас было очень много, и поэтому мне пришлось сесть на колени к Дзене, а Ленке – к Андрею.

По словам руководя...дителя, всеми любимого и народно почитаемого Дзени, автобус должен довезти нас до Яремчи (это местечко уже в Карпатах) за час 15 минут. В действительности мы ехали более двух часов. И только в автобусе поняли, насколько мы опошлились за эти два дня. Такого количества пошлых анекдотов, выходок и жестов, в расчете на шестерых (прошу заметить одну неточность: не на шестерых, а на четверых. Тут автор допустил явную ошибку, т.к. я и Дзеня сидели отдельно от остальных и только в конце я присоединилась к ним) тоже редко встретишь. Дзеня упорно снимал какую-то молдаванку, но она была неприступна, как скала... Тут мне тоже приходится прервать Мишин рассказ, т.к. он не был о ней настолько о ней осведомлен, чтобы написать больше. Звали её, по-моему, Игнес (она не очень чётко назвала своё имя, а переспрашивать было неудобно). Села она с нами в Ивано-Франковске, а ехала куда-то дальше за Яремчу к своим родителям. Учится она в Ивано-Франковске на факультете иностранных языков. Меня поразило то, что несмотря ни на то, что жила она в горах, не так уже и часто каталась на лыжах. Миша был прав, когда написал, что Дзеня её упорно снимал (он даже предлагал ей поехать с нами), но она вовсе не была молдаванкой, а была украинкой.

В автобусе вспомнился магазин "Охотничий", в который нам довелось забрести. Когда мы зашли туда, народ вздрогнул от грохота упавших на пол челюстей: настолько мы были поражены увиденным. На полках в свободной продаже стояли пистолеты, винтовки, карабины, автоматы, и даже одна граната. На стенах висели палаши, кинжалы, сабли, был даже один меч... В Бресте такого не увидишь.

В полтретьего приехали в Яремчу (тут я тоже должна отметить неточность: приехали мы около трех, если даже не в полчетвертого). Вокруг – горы, красота... Первым делом – марш-бросок в полтора километра (пожалуй, мне уже надоело исправлять такие неточности: прошли мы около половины километра). Дзеня, Дима и Баксик отправились искать лыжи. Я, Андрей и Алена вновь остались сторожить рюкзаки. Нащелкали пару кадров, правда, ждали долго. И это оправданно. Рюкзаки мы оставили около нижнего базарчика, а сами отправились на КСС. Пошёл туда один Дзеня, а мы с Димой пошли на пункт проката лыж. Но он, к сожалению, был закрыт (было тогда 16.15). Потом мы подождали Дзеню, который очень нас "обрадовал". Из-за плохой погоды и лавиноопасных участков нас не пустили на маршрут. Времени прошло довольно много: уже начало смеркаться, и мы поспешили к своим. Нас встретила Лена, возмущенная до глубины души нашим долгим отсутствием и тем, что пацаны её бросили одну сторожить рюкзаки, а сами побежали на рынок, потом к водопаду и т.д. Но у нас были проблемы поважней: надо было найти место, где можно было бы переночевать. Не буду вдаваться в подробности, как мы нашли дом, главное, что там был хороший хозяин и за ночевку мы заплатили 20 гривен. Но, по-моему, я слишком забежала вперёд, и пора нам обратиться к Мишиной летописи.

Тут буревестник Дзеня принес вторую дурную новость: лыж не дали, притом изменили наш маршрут (читай: не выпустили).

Пришлось искать место, где заночевать. Нашли мы какую-то квартиру... Здесь летопись от 26.01.2000 обрывается, т.к. летописец уже не в кондиции. Продолжение следует.

27 января 2000 г.

Утро... пора писать продолжение вчерашнего дня. На чём я остановился? Ах, да! На том, что мы нашли какую-то квартиру... вернее, это оказался целый дом. Добрый хозяин взял нас на ночь (по 3 гривны на рыло...), выделил комнату с двуспальной кроватью и пару свечей (электричества временно не было).

Дальше всё было по плану: эро... туристический массаж при свечах, очередные игры в карты, ужин с закуской, новый фотокадр от папарацци и т.д.

Добавлю то, что после ужина ребята немного выпили, и некоторые даже (Андрей, Миша) умудрились опьянеть; туристический массаж был совсем даже не эро.., а в карты я не играла.

Утром взяли, наконец, лыжи, подогнали их под себя, и через час вышли в горы.

Тут мне опять приходится прервать Мишину летопись, чтобы заострить внимание читателя на первом дне нашего маршрута. Встали мы около 8 утра, в полдесятого взяли лыжи и вышли около 11 часов. Я вышла первая, рассчитывая, что стоять на лыжах совсем не умею. Однако ждать их мне пришлось довольно много, т.к. они ещё долго собирались. Проходили мы мимо заповедника и мне даже удалось погладить косулю и увидеть оленя. Увидев, как мы ходим на лыжах, Дзеня скомандовал их снять и дальше мы пошли пешком. Идти было не сложно, но и не легко. Единственное, что я поняла, что не могу идти за кем-то, что мне нужен свой темп. Лена же наоборот, подстраивалась под темп впередиидущего. Андрей тоже соблюдал свой темп. За Димой, Мишей и Дзеней я не могла наблюдать, т.к. шли они сзади. Но пора снова обратиться к Мишиной летописи.

В начале было неплохо, даже интересно, но... я догадывался, что будет трудно, но не знал, что настолько. Дзеня планировал пройти за первый день 24 км (!), но его планы не осуществились. Увидев, как мы ходим, он ужаснулся, и мы остановились километров через 5. Тут, мне кажется, Миша снова допустил неточность, т.к. прошли мы в тот день что-то около 10 км. Сняв лыжи и утопая в снегу по колено, мы часа через четыре поставили палатку, нарубили дров и сготовили пайку (уже не помню что).

В тот день Миша очень устал, и поэтому не помнит все подробности. Снега было по самую развилку. Остановились мы примерно в 16 часов, немного перекусили и начали разбивать лагерь. Дима и Андрей ушли за дровами, Я и Ленка начали расчищать место под костёр, Дзеня – под палатку. Потом он пошёл помогать Андрею и Диме пилить дерево. Мне надо было что-то спросить у Дзени, и я пошла к ним. В это время Андрей и Дима поволокли бревно, и я осталась помочь Дзене пилить дальше дерево, которое своими ветками зацепилось за соседние и не хотело падать. Нам пришлось сделать три распила, и только потом мы обнаружили, что оно сырое. Мы долго ругались... но ничего не поделаешь. Пришлось идти дальше, за сухими деревьями. Кое-как спилили и спустили 2 ствола, и обессиленные поволокли их к костру. Хорошо, что в это время к нам на помощь пришли Дима, Андрей, Лена. Дальше я села готовить еду, т.к. костёр уже горел. Рядом пилили и кололи дрова. Ребята ставили палатку.

Пришла ночь, легли спать... Целую ночь где-то скрипел снег, как будто кто-то ходил вокруг нас. Лично под утро мы вспомнили, что поставили палатку возле чьих-то могил.

Лично я отрубилась сразу же, и всю ночь проспала, как говорится, без задних ног. Только утром, когда одевалась, слышала поскрипывания.

28 января 2000 г.

Проснулись с опозданием на полчаса. Лично я встал вместе с дежурными, которые по обязанности начали готовить пайку. А дежурными в то утро оказались мы с Андреем. Он долго не мог распалить костер, т.к. дрова за ночь отсырели. Потом я кое-как наспех приготовила завтрак, т.к. мы уже отставали от графика.

Это было первое утро в горах, после холодной ночёвки. У меня было свое дело в такую рань: мне предстояло найти свои потерянные перчатки (и нашёл их я совершенно случайно, уже оставив надежду). Наспех позавтракав, я первым собрался и вышел на маршрут, чтобы остальные могли догнать меня на перевале Переслоп. За ним, через несколько минут вышли мы с Ленкой, потом Андрей, и только потом Дима с Дзеней, которые собирали палатку. А впереди, до перевала, нас ждал долгий подъём. Ещё не умея стоять правильно на лыжах, первое время я часто падала (прошу заметить, не я одна), а вставать с тяжелым рюкзаком довольно сложно. Но постепенно мы освоили эту совсем не сложную науку.

Что ж, это оказалось действительно тяжело, и догнали меня ещё до перевала. Должна заметить, что Дзеня догнал и перегнал нас всех. Именно на Переслопе я поняла, что могу ещё ходить за руководителем, т.к. его темп либо превышает, либо совпадает с моим. На самом Переслопе, где установлен памятник партизанам - карпатовцам, устроили перевал. Там мы перекусили, подождали остальных. Следом за ним – долгий спуск, заканчивающийся крутым склоном малой длины.

Тут я немного не подрассчитала. Добравшись на Переслоп сразу же за Дзеней, после чего мне пришлось некоторое время ожидать остальных, я решила, что могу не спешить. Поэтому пошла последней, отпустив их довольно далеко вперед. Но спуск – это не подъём. И хотя на некрутых спусках я довольно уверенно себя чувствовала, так что догнала впередиидущего (им оказался Андрейка) , на спусках покруче я чувствовала себя ужасно. Во-первых, падала я через каждые 20 метров. Притом, вставать я как следует не умела. Поэтому, встав, я часто теряла равновесие и снова падала. Так, один раз я вставала 5 раз на одном месте. Это вконец меня вымотало. С Андреем мы оставались в конце и довольно на большом расстоянии от своих товарищей. Хотя у них обстановка не была намного лучше нашей: падали они также, как и мы. От нас, однако, отличался Дзеня. С этого спуска, с которого мы спускались около 2-х часов, он спустился за 15 минут. Замёрзнув, он поднялся к нам, забрал у меня рюкзак и снова спустился. А потом ещё ждал меня. Без рюкзака спускаться мне было значительно легче, т.к. падала я меньше, да и вставать было легче. Спустившись, я с Дзеней отправились дальше по дороге, чтобы приготовить перекус, а остальные, дождавшись последних, отправились за нами.

После обеденного привала мы вновь решили добраться до Столов одним махом. Оставалось до них всего 10 км. Но прошли мы едва треть пути: начало смеркаться и заночевать пришлось в каком-то сарайчике. Отапливался он по чёрному, костер развели прямо на полу, потом долго задыхались от дыма.

Это был сарайчик для пастухов, которые летом здесь пасут животных. Недалеко стоял дом лесника, в котором, однако, никто не жил. Долго ждали Мишу, который нес пилу и топор. В конце концов кто-то из пацанов (то ли Андрей, то ли Дима) съездил за ним. В это время мы пока расчистили снег, вымели сарайчик, принесли воду. Лена в этот день сильно устала, я бы даже сказала, что переутомилась, начала замерзать. Поэтому попросила у Димы спирта. Меня и Дзени в это время не было: мы пошли за дровами, остановить её было некому. Спирт затуманил только мозги, т.к. выпила она довольно много, а тепла, так ей нужного, не дал: ноги ее всё равно мерзли. Когда я вернулась, дрова уже были не нужны: дрова были уже готовы. Я еле уложила ее спать. В это время пацаны пошли пилить поваленное Дзеней дерево, а Дзеня начал готовить ужин. Лене стало плохо, кое-как я ее откачала. Досталось тогда и Диме, и Лене, и от меня, и от Дзени. Поужинав, мы легли спать.

Вообще ночёвка была не плохая. Среди ночи, правда, вскочила Баксёнок и взглянув на свои остановившиеся часы, крикнула: "Дзеня, уже 7.15! Подымайся!". Действительно, было дело. Проснулась я среди ночи и решила посмотреть, сколько время. Смотрю на свои часы: 7.15. Думаю: "Всё. Проспали." Ну и начинаю будить остальных, а чувство такое, что совсем не спала. И точно. Посмотрел Андрей, сколько времени, а было всего 25 минут первого.

Все проснулись (и только тогда выяснилось, что было только половина первого ночи...) Все снова пошли спать.

29 января 2000 г.

Утром, наконец, вышли на маршрут, дабы добраться до Столов. Эти семь километров были не слишком простыми. Для меня самым сложным оказался подъём. По моему, такой подъём называется подъёмом в лоб. Последние 15 м я прошла уже через силу. А потом отдохнув и немного восстановив силы, спуск прошла нормально. Дзеня звал скатиться на лыжах, но после Переслопа я, честно говоря, побаивалась спусков.

Самыми жуткими оказались последние метров 600 крутого спуска. Форсировали его пешком, таща на себе и рюкзаки, и лыжи, утопая по колено в снегу. Эти 600 м мы шли часа 2.

То, что шли мы долго – это правда. Дзеня уже замерз на ждать. А вот со снегом опять сплоховал. Снега было гораздо больше.

Вот так, с горем пополам, добрались мы до перевала Столы. Местный хозяин, сторожила всех этих бараков, легендарный жмурик Иваныч, валялся на чердаке с дыркой в пузе. Кое-как добазарившись с ним, мы остались внутри.

Ну базарить мы с Иванычем не базарили, говорил с ним только Дзеня, но вначале Иваныч не хотел нас впускать. А потом всё устроилось: он даже дал нам свои дрова.

Расположившись и напилив дров, разожгли печку. Прошло 2 часа, и к нам в гости заявилась ещё одна команда горнолыжников. Вот встреча! Это оказались 11 туристов из Киевского Университетского турклуба. Вначале они не хотели задерживаться, но мы уломали их остаться.

Ну, остались они потому, что уже начинало смеркаться, а до Столов дошли ещё не все.

В общем, поселились мы все вместе, и неплохо провели вечер. Мне их группа понравилась. Несмотря на некоторые разногласия, группа была хорошо сбита и сплочена. Все переживали за маршрут. Но пообщаться с ними больше не удалось, т.к. они рано легли спать.

30 января 2000 г.

Утром 30-го киевляне поднялись в 5 часов, навели шороху и отправились в путь только в 8. Напоследок их руководитель оставил нам послание.

Я познакомилась с их летописцем. Его звали Саша (учится на факультете физики и математики в Киевском университете). Рассказала ему теорему Бороды, а он взамен подсунул мне задачку:

Алиса попала в Зазеркалье. Ей надо было переночевать 7 ночей, и была у нее золотая цепочка из семи звеньев. Чеширский кот согласился взять Алису к себе за эту цепочку, но брать предоплату отказался. Не согласился он брать цепочку и по прошествии семи ночей (т.к. не доверял). Он разрешил Алисе сделать распил одного кольца. И Алиса должна была каждый день давать коту по одному звену. Как она это сделала? (ответ см. под посланием)

Впоследствии группа киевлян встретилась и с группой моей сестры. Саша загадал и ей эту загадку, но ответа не дал.

Мы собрались уйти со Столов в обед, но пораскинув мозгами и собравшись с мыслями, решили сделать днёвку, и остаться до завтрашнего утра... Пока всё, пора идти кататься.

В тот день я ходила кататься 2 раза. В первый раз мы с Димкой катались по одной прямой. И мне вполне понравилось это занятие. Я хотя бы чуть-чуть научилась держать равновесие.

... М-да, катание удалось не сразу. Но зато потом, когда мои лыжи подмёрзли, а Баксёнок и Дима накатали лыжню, спуск оказался очень даже захватывающим.

Возвращаясь в дом, я вдруг увидел одинокого лыжника с огромным рюкзаком. Он взбирался по склону на перевал. Пришлось подождать... Это оказался руководитель очередной группы туристов. На этот раз – 8 одесситов. Пригласили на огонёк и их. Сразу же их напоили чаем, а потом и какао.

После обеда Дзеня выгнал нас кататься. Вот тогда мы покатались, так покатались! Во-первых, мы утоптали весь склон, так что можно было учиться тормозить и поворачивать. Потом Дзеня взял несколько палок у одесситов, и поставил их так, чтобы мы старались их объезжать. Вначале не получалось, но потом... К нам присоединилась одна одесситка. Она поставила три палки, так что образовались ворота.

В конце дня я уже забиралась подальше и оттуда, тормозя немного, съезжала, проезжала через ворота и сразу объезжала две палки. Ну короче, ушла я с горы последняя, когда уже стемнело.

С одесситами, как известно, не соскучишься. Не буду вдаваться в подробности этого вечера (возможно, об этом напишут другие), но скажу, что было очень весело. Особенно понравился анекдот про фальстарт, рассказанный одесситами (содержание можно узнать у любого члена нашей группы).

Да, вечер, конечно, выдался веселый. Столько анекдотов было рассказано! Сейчас я даже не помню половины. Но некоторые... Мне очень понравился анекдот, который рассказал Дзеня: "– Трогай! – сказал Штирлиц ямщику. Ямщик потрогал и сказал – Ничего." И ещё запомнился анекдот, рассказанный Андреем: "Ежи плакали, кололись, но продолжали жрать кактусы". Ещё много можно вспоминать особо понравившихся анекдотов, но так и этого блокнотика не хватит. Пора передать перо Мише...

После вечера вполне логично наступила ночь, пришла пора спать. Я и Дима (по мне, так им надоело спать вдвоём) переманили к себе большую часть женского состава "Романтик" (так назывался их турклуб), из-за чего я заснул лишь в 3 часа ночи. О происходившем рассказывать не буду: не этично как то.. (и правильно, и так всё ясно, раз до трех ночи не спали). То немногое, что я успел произнести лёжа на нарах, это: "Люблю Одессу..."

Постепенно заснули все...

Одесситы также оставили нам послание, а вот о самом главном я пожалуй забыла. Пока мы жили на Столах, нам довелось познакомиться, или верней сказать, наблюдать пару раз легендарного Иваныча. В первый раз мы его увидели в первую ночь, когда с нами ещё ночевали киевляне. К нам он относился хорошо, т.к. Дзеня передал ему привет от Даника Полянского, которого Иваныч любит и уважает. А вот к киевлянам не очень. Вначале он велел киевлянам отнести ему маршрутную книжку, а потом, когда они его не послушали, пришёл с топором. Но почти им не махал. Сразу отдал топор Дзене и они ушли к нему наверх. Через некоторое время Дзеня вернулся, сказал, что уложил Иваныча спать. Во второй раз увидели мы Иваныча уже днём. Тогда он спросил мое имя. Но не будем больше об Иваныче, упомяну только его легендарную фразу: "Куда уехал цирк? Куда ушли слоны?"

31 января 2000 г.

Короткий сон и ночные потехи вылезли мне боком. Утром надо выходить из "столов" и идти куда-то вниз. Попрощавшись с Одессой, обменявшись посланиями, адресами и сфотографировавшись на память, мы отправились в путь...

Честно говоря, вышли мы со Столов около 11. Вышли провожать нас все одесситы. В прошлый день мы катались и уже кое-как научились стоять на лыжах. Но с рюкзаком это было совсем другое. Я упала сразу же после небольшого спуска со Столов, но упала потому, что, заехав на другую горку, мои лыжи покатились назад. Подождав, пока все наши скатятся (после меня тоже падали, уже не помню кто) одесситы, попрощавшись пошли в дом, а я, в свою очередь, приготовившись к трудному спуску, отправилась в низ по уже накатанной Дзеней лыжне. Спуск был довольно крутой, но упала я всего один раз и то, потому что Дзеня напугал нас, что внизу ручеек и надо быть осторожным. Из-за сугроба не было видно ручейка, я растерялась и упала.. и вырыла такую яму! Лена упала два раза (второй раз она упала в этой самой яме). Дима с Мишей падали тоже, по-моему, по два раза, а вот Андрей упал больше двух раз.

Итак, подъезжая к ручейку, я услышала голоса, а чуть попозже увидела, что Дзеня болтает с моим папой. Папа уезжал из Бреста 29 января, 30-го был уже в Полянице, а 31-го с утра пошел на Столы, где и встретил нас. Дальнейший путь мы продолжили по уже протоптанной лыжне. Я, Дзеня и Лена ушли вперед. Идти было легко, потому мы имели возможность полюбоваться природой. А природа там действительно красивая. Описывать её словами бесполезно, потому что даже фотографии не передают всю её прелесть. Это надо видеть.

Первое время идти было легко. До обеденного привала промахали 9 км. Потом попёрли дальше... И вот дальше мы шли целый день, и, надо сказать, совсем не легко. Очередной привал был в сумерках при пройденных 23-ч км. Оставалось ещё пройти 4 мили.(?)

Опять Миша всё перепутал. До перекуса мы прошли 7 км, и вышли на дорогу, которая вела до Поляницы. После перекуса вначале ушёл Миша, потом Лена, потом я, потом Андрей, а Дзеня остался ждать Диму, у которого было что0то не в порядке с лыжами. Я быстро догнала Лену и вместе с ней мы обогнали Мишу и вырвались значительно вперед. Надо отметить, что селения на Украине растягиваются на километры. И Поляница не исключение. Не знаю точно, какое расстояние между крайними домами , но что больше 5, это точно.

Хоть по дороге идти легче, чем по нетоптаному снегу, так бегать мне не очень понравилось. Пройдя 2/3 этого посёлка мы остановились: у меня натерлась мозоль. Я заклеила ее, и только тогда нас догнал Дзеня. По его словам, он уже потерял надежду догнать нас. Мы подождали остальных. Договорились идти вместе, чтобы при случае сесть в машину, но так никогда не получается. Дзеня ушёл вперед, больная нога мешала мне идти, да и силы были уже не те, поэтому мы с Леной шли, отстав от него минут на ... . Зато остальные пацаны отстали от нас. От Поляницы до трассы пошли около 10 км. Страшно хотелось пить. Остановились мы около заправки, куда подъехала какая-то машина. Мы упросили водителя продать нам бутылку газированной воды. В это время подошел Андрей. Он выпросил воду у водителя сломавшегося грузовика. Кстати, последний подошёл к нам, когда первый уехал, и поволок нас кормить. Дал каких-то салатов, сала, хотел даже нас с Ленкой накормить шашлыками, но Дзеня сказал "Нет", и добрый водитель дал нам в дорогу сладостей. Помню, пацаны тогда разозлились на нас. Но упрекнуть нас было нечем: шли мы хорошо, не отставали, а наоборот, рвались вперед. До Кременцов мы ещё прошли около 4 км по шоссе. Миша имел честь послать нашего руководителя на... В Кременцах решили на ночь не оставаться, поэтому дошли до поворота на Ворохту, рушив взять такси. Но водитель маршрутки отказался брать нас с рюкзаками и лыжами, поэтому остановили грузовик, которыйсогласился подвезти нас за 5 гривен до Ворохты, а потом ещё за 5 – до поворота на Рыжи.

Дальше было как в тумане. Дошли до Кременцов, сели в какую-то машину, за что-то отдали 10 гривен. Выгрузились, взяли лыжи в руки, и поперли наверх, на перевал Рыжи. Вообще-то на сам перевал мы собирались попасть на следующий день, а пока думали заночевать в сарайчике (эту идею подкинул нам водила грузовика), но по пути, как на удачу, встретили старых корешей: Пуха, Шиму, Олега, Виталика, Майю, Таню и других берестейцев. Тут мне приходится опять прервать его летопись, т.к. автор, видимо, уже был не в состоянии что-либо понимать. Встретили мы только Шиму, Витю и Эдика, которые помогали ребятам из "Цитадели" спустить с Рыжей девушку, у которой было что-то не в порядке с ногой.

Помню, как увидела огонёк, но потом поняла, что это фонарик. На мгновение ворвалась надежда, что это наши, но я знала, что уйти с Рыжей они должны были ещё 30-го. А насколько я обрадовалась, услышав родные голоса! – передать невозможно.

Оказалось, что приехав туда, они пошли по Вовкиным следам, который не нашел дороги на Рыжи. Тогда они стояли километра за 2 от нас и на следующий день хотели подниматься на Рыжи по следам "Цитадели". Это был идеальный для нас вариант.

После долгих и жарких объятий, они (не они, а один Витька, а остальные продолжили путь) повели нас в свой лагерь (до него было ещё километра 3 подъема (не три, а максимум 2)).

Рюкзак у меня Витя забрал, зато дали мне три пары лыж с палками. Но идти мне всё равно было не то чтобы легко, но как-то не так. Меня как бы тянуло наверх. Ленка старалась не отставать, но сил у нее уже не было: она часто падала. Я, Витя, Лена, Дзеня ушли вперед. Остальные могли заблудиться, и Витя спускался за ними 2 раза. Нам приходилось их ждать, а ожидание было невыносимо. Как-то инстинктивно знала, что надо идти вверх и налево, но одну меня не пускали. В конце концов мы добрались до их лагеря. И вы представить себе не можете: Ирка меня не узнала. Как она позднее рассказывала, увидели они огни и испугались: ребята ушли недавно и вернуться ещё не могли. Потом прибегает какая-то девчонка с лыжами и просит пить (это была я). Ну а потом было всё, как положено, обнялись, поцеловались. Но Миша...

Вот тогда я пожалел о вчерашней ночи, т.к. сил у меня не осталось вовсе. За 100 м до лагеря я оступился, рухнул в снег.. не помню, что было дальше.. Помню лишь как меня отогрели, принесли в лагерь и напоили чаем... Теперь с точностью знаю пределы своих сил... тоже неплохо.

Да, неплохо. Миша в тот день явно переутомился (прошли мы тогда около 27 км). Принёс его Витька полуживого. Сразу же напоили чаем, дали глюкозу. И уложили спать в палатку к Ирке. В тот вечер я, наконец-то послушала гитару. Т.к. Миша остался спать в той палатке, к нам отправили Виталика. Место под палатку было утоптано плохо: ставили уже ночью. И всю ночь мы с Виталиком скатывались в яму. Виталик шутил, что нужны были кошки, чтобы забраться наверх. А на следующее утро Андрей на полном серьёзе рассказывал остальным, что Виталику пришлось достать кошки, чтобы забратьсяна ровное место.

1 февраля 2000 г.

С утра стали сниматься с лагеря, и отправились вверх, на перевал Рыжи. Я ушел с первой командой, и без особого напряга оказался на вершине. Подъём был на расслабоне...

Кому как... Миша нёс только свои личные вещи, даже лыжи оставил. А вот Дзене, например, который и так нес почти все продукты, пришлось тащить две пары лыж, которые вечно за что-то цеплялись, мешали идти.

Я с Леной дошли первыми, но мы почти не останавливались: мне так легче идти. За нами пришёл Дзеня. Сразу же начали ставить лагерь: готовить место под палатку и костёр, рвать лапник. К тому времени уже подошли Димка с Андреем. Все дружно начали работать, несмотря на усталость.

На перевале стали лагерем, и как оказалось, надолго. Тут, рядом был лагерь политехнической братвы, народа из "Цитадели".

Не буду задерживаться на этом дне, если там и было что интересное, то вспомнят другие...

И вспомню. Уже около 3-х ребята пошли за дровами. Я представляю, как они устали тогда.

Вечером мы сварили так ожидаемый всеми кисель. Сколько раз до этого мы хотели его сварить! Но всё как-то не получалось. И всё равно сварили именно в тот день, как было запланировано. Потом пошли на костер к "Цитадели": у них лучше всего было расчищено место. До ночи слушали песни. Правда, Дзеня ушёл оттуда сразу после того, как на него с дерева упал снег. И правильно сделал: через некоторое время на то же место ещё пару раз спустилась "лавина". Вообще надо отметить, что снег падал с деревьев во всех местах: и около нашего костра, и на палатку. Кстати о палатке... Из-за тесноты Виталик перебрался к нам в палатку со своим спальником. Но в этот вечер я, Лена, Дзеня, Андрей долго не ложились спать, разгадывали кроссворды, смеялись и, естественно, мешали Диме, Мише и Виталику спать. К тому же снег, падающий на палатку, таял, и ... наша палатка потекла, даже вернее сказать, поплыла. В эту ночь промокли все и всё, кроме ... Дзени, меня и моих ботинок. Дзеня не промок, т.к. вообще не ложился в спальник, а спал в курточке где-то в ногах, где было возвышение. Я не промокла, т.к., забравшись в спальник, я спустилась в самые ноги и, как и Дзеня, спала на возвышении. А мои ботинки, как и всегда спали со мной. Бедный Виталик. Мало того, что ему не дали спать, так он ещё и промок... В следующую ночь к нам спать он не пришёл...

2 февраля 2000 г.

Пробуждение было жутким, палатка протекла, и мы спали прямо в воде. Бр-р... ну и мерзко. Но в целом день оказался очень даже не плохим. Сгоняли на лыжах на гору Кресты, здорово покатались, а к вечеру опять грелись распилкой дров и бормотухой (компот + R(OH)).

И всё? Хотя, пожалуй, в тот день действительно ничего такого не произошло, кроме того, что после обеда мы отправились кататься на Кресты. Вначале снег был мокрый, был налип и лыжи почти не ехали. Я спустилась один раз с крутой горки и пару раз с большой. Но особого удовольствия не испытала, т.к. скорость была маленькая. Мы немного пофотографировались. Потом снова пошли на крутую горку. И, наверное, с этого спуска кататься мне понравилось, т.к. поехали мы другим путем, где надо было поворачивать, да и снег уже подмерзал... Потом мы снова пошли на большую горку и тут все поняли, что такое настоящая скорость. Сверху снег покрылся ледяной корочкой, и лыжи буквально неслись вперед. Падали в основном от страха, т.к. управлять лыжами было бесполезно. А единственный способ затормозить в этом случае – это упасть. Лена, взобравшись на эту горку, очень пожалела, т.к. спуститься не могла. На этом спуске она упала раз 5, а в конце чуть не въехала в забор. Дзеня же до этого момента свалил в лагерь. Он взял у кого-то горные лыжи покататься, но взял без ботинок. Тугие крепления оторвали от его ботинок пятку. Так ему пришлось вернуться. Димка вообще не ходил кататься. Тоже, кстати, из-за лыж. Ну а остальные покатались на славу. Уходить, конечно же, не хотелось, а надо было...

Вечером ничего, по-моему, интересного не было. Легли рано спать.

3 февраля 2000 г.

Сегодня с утра ушли "Цитадель" и наши берестейцы. Мы остались одни.

Ну, наши ушли уже ближе к обеду. Грустно было расставаться. Мы их проводили до самого спуска. "Валютные остатки" (так назвал Иру их руководитель) ушли последними.

Димка с Андреем съездили покататься на Кресты. Настроения не было никакого. Да и ребята начали прикалываться над нами не в тему. Мы обиделись и ушли кататься.

Кто-то из наших, уже даже не по помню кто, опять поднимались на Кресты. Вроде бы, это были Лены. Когда они ушли, вдруг началась конкретнейшая метель. Пришлось все вещи резко тащить в палатку. Впрочем, метель продолжалась недолго. По ее окончанию, Дзеня пошёл искать тёток, и вскоре вернул их в лагерь.

Тут Миша опять немного напутал. Действительно, после нашего ухода началась метель. Но нам она не мешала. Помню ещё один странный факт. Перед самым ее началом я стояла на той горе, где крест и увидела голубое свечение, далеко за какой-то горой. Вот тогда я пожалела, что отдала фотоаппарат Лене. Она стояла внизу. Я быстро спустилась, забрала фотоаппарат, поднялась, но было уже поздно.

Начало темнеть, и мы отправились в лагерь. Т.к. на ребят мы обиделись, то договорились спать вместе, в одной системе, и никого к себе не впускать. Так и сделали...

По пути в лагерь встретили Дзеню. Уже было темно и этот последний спуск через лес мы еле проехали. Падали через каждые 10 м. А я вообще в конце сняла лыжи и дошла пешком.

Действовали, как и договорились: с пацанами не общались, дрова не пилили. Взяли по спальнику и начали их сушить.

В этот вечер опять было много приколов (чего стоит один только "котёл с чаем"), мне довелось приготовить ужин.

Ужин был более-менее сносным, а вот про чай – это отдельный разговор. Мы с Леной тогда уже легли спать. Дзеня, Дима, Андрей что-то делали в палатке, а Миша был ещё на улице. Дзеня и попросил Мишу принести чай и крупы, чтобы они не мокли на улице. Через некоторое время в палатку просовывается котёл с чаем со словами: "Дзеня, держи чай". По словам Лены, Дзеня как стоял, так и упал со смеху. Вся группа буквально каталась по полу.

Тётки совсем распустились: залезли вдвоём в систему, и не хотели никого пускать.

Нечего было распускать свои языки. А в систему мы никого так и не пустили.

Пришлось Андрею, Диме и мне спать во второй системе. Дзеня вообще пристроился где-то сбоку, а после ушёл на ночь к костру...

Насчет Дзени было не совсем так. Он действительно лёг сбоку вне системы и несколько раз выходил подбросить дрова в костер и погреться. Но потом начался сильный ветер, под ударил мороз. Лена сжалилась над ним и пустила к нам в систему. Я то, конечно, никогда этого бы не сделала: в системе можно поместиться и вчетвером, и у него была возможность влезть во вторую систему. А вот после того, как он к нам лёг, я замерзла. До этого было всё отлично.

4 февраля 2000 г.

С раннего утра ударил нехилый мороз, так что развести костер оказалось делом непростым. Но справившись с этим, мы обнаружили, что ручей замёрз за ночь... просто замёрз. Опять пришлось топить снег, чтобы приготовить завтрак.

Должна отметить, что прошлой ночью мне было плохо: не привыкла я к жирной пище, да и в таком количестве. Поэтому с утра я не ела вообще ничего, попила немного чаю. Конфеты с перекуса отдала Дзене. Впоследствии я немного пожалела об этом, т.к. есть мне захотелось, притом очень сильно.

Постепенно народ свернул лагерь, и мы отправились в путь. А путь наш лежал вниз. Сначала крутой спуск-серпантин километров на 5, а потом вдоль дороги до Ворохты еще 12 км. Тут он, конечно, опять переврал. До вокзала в Ворохте было всего 10 км. Мы посовещались и прикинули, что лучше спускаться на лыжах. Но рухнув несколько раз на первых же десятках метров, народ лыжи снял, и пошёл своим ходом.

Самой умной оказалась Лена. Она сразу не надевала лыжи и пошла вперед пешком. Я, не доехав до первого поворота и упав 2 раза, лыжи сняла и продолжила путь пешком. Аналогично поступили Андрей, Дима, Миша и только Дзеня добрался до конца на лыжах, упав всего 4 раза.

Ко времени первого привала (того самого места, где нас когда-то высадил водила грузовика), Дзеня умудрился нас сфотографировать, притом так, что лично я даже не заметил этого. И не только он один. К этому времени я очень проголодалась.

Дальше идти было довольно просто. Лёд на асфальте растаял, дорога успела подсохнуть, так что добрались до Ворохты мы без проблем. Да, тут я согласна. Идти было легко, но здоровье моё было подорвано и догнать, например, Мишу мне стоило огромных усилий.

В начале поселка я тормознул какого-то малого и спросил, далеко ли до ж/д станции.

– Не... недалече. Ещё с километр. – ответил малый и убежал.

Пройдя километра полтора, и не обнаружив станции, я тормознул ещё какого-то мужика, и задал ему тот же вопрос.

– Ну, ещё километра три...

Вот так! Верь после этого людям!

Ну, с горем пополам, за полчаса добрались мы до станции, взяли билеты, и стали ждать поезд.

К тому моменту, как мы дошли до станции, сил у меня почти не оставалось. Я даже отказалась сходить за билетами. Всё-таки человек должен питаться. Но обессилена была не я одна. Почти все сильно устали и мечтали скорее попасть в тепло дома. А поезд всё не шёл...

Это сссс... пришла с опозданием на час! Было уже темно, когда мы приехали в Яремчу. На ночь было решено остановиться вновь у Василя. Тут нас ждал сюрприз: к нему вернулась жена. Но вообще-то на постой стали неплохо.

Жена его оказалась хорошей женщиной. Помогла дежурным сделать ужин да и просто было с ней приятно побеседовать. Но сразу было заметно, что в семье главная она. В этот вечер все рано пошли спать, т.к. устали.

5 февраля 2000 г.

Неплохо отоспались, отдохнули и расслабились. Особо распространяться не будем, но к вечеру началось самое интересное. Вначале мы ломанулись в душ, а впереди нас ждала КОЛЫБА. С душем у нас вообще получился прикол. Мы с Ленкой вымылись довольно быстро (за 30 мин). Потом пошли пацаны. И пока они были в душе, я успела поспать, приготовиться, у меня даже высохли волосы! Чем они там занимались? Тем более...

В душе мылись по двое... (Андрей мылся вместе с Димой, а Дзеня с Мишей, всё с ними ясно) ... смывали загар и превращались в людей. Потом вернулись к Василю, взяли всё закупленное и пошли в колыбу.

Верхняя колыба была закрыта, поэтому пошли в ту, что около базарчика.

По словам нашего руководителя, мы представляли себе колыбу как сарайчик какой-нибудь, в которых нам довелось ночевать. В реальности всё оказалось гораздо лучше. Колыба, с соей точки зрения, – это просто классный средневековый трактир. Отдохнули мы в нём здорово, было всё как положено: вино, шашлычок и многое другое.

Я даже не думала, что вино так хорошо идет с шашлыком. Ещё мы попробовали чанахи – это их национальное блюдо. В общем, классно посидели.

Поздним вечером вернулись мы в дом к Василю. Укладываясь спать, Андрей стал приставать к Алене, но безуспешно. Опыта, видно, мало.

Да, Лена целую ночь кричала и всё пыталась убежать от Андрея. Спать не давала.

... Ночью всех мучил страшный сушняк. Народ по очереди спускался за водой. Я стащил себе целую кружку, и поставил куда-то под кровать, как белый человек, вернее, турист...

Не знаю, как кому, а мне кружки было мало.

6 февраля 2000 г.

Пустой какой-то день выдался. Народ бегал по рынкам, покупал сувениры, закупали пайку в обратный путь. И не только это. В тот день мы ещё играли в карты по парам. Я играла с Ленкой, а Миша с Димой. Счёт 5:0 в нашу пользу. Потом Мишу заменил Дзеня, но играли мы всё равно хорошо (счёт 4:4).

К вечеру сфоткались с хозяйским сыном, взяли их адрес: ул. Грушевского, 7Б. Потом мы с Андреем пошли брать билеты. На ж/д вокзале встретили отца Лены Бастриковой. Взяли билет и на него. На мою удачу, он вернул мою кожаную варежку, оставленную мною ещё на Столах.

Поезд пришёл почти по расписанию. Надо отметить, что поезда на Украине похожи на базар. Там постоянно продают пиво, воды, конфеты, шоколад и др.

В полдесятого мы попали в Ивано-Франковск, и сели на свой поезд до Бреста. Кое-как поужинав, легли на боковую, и быстро захрапели. А вот мне с последним не очень повезло. Дзенина полка была занята кем-то, и он лёг со мной. Полночи я мучалась, не могла заснуть. Потом выгнала его, и только после этого успокоилась.

7 февраля 2000 г.

Как только проснулись, сразу стали готовить завтрак, покушали. Около границы купили пирожков, которыми я объелась. Потом был предварительный разбор похода. Все высказали свои недовольства, пожелания, восхищения.

В заключение хочу сказать, что поход мне понравился, группой я в основном довольна.

Прибыли мы в Брест 7 февраля 2000 г. в 13-30. Собралась толпа встречающих, и всех я была очень рада видеть, да и не я одна...

[an error occurred while processing this directive]
X