Турклуб Берестье
Главная |  О клубе |  Полезности |  Летописи походов |  Фотографии |  Песня |  На привале |  Ориентиры |  Гостевая книга
Освейские озёра – 2000.
"Люди на болоте".
[рук. Савастюк И.]

Приедем, разберёмся. А пока мы уезжаем куда-то далеко на север, в Сибирь, где распластались непроходимые болота, где стаями ползают дикие змеи и косяками носятся комары.

День первый или 31 июля

Последний день июля. 6.23. В поезд Брест-Минск, скромненько так, незаметно, загрузилась маленькая компания из 8-ми человек во главе с руководителем – САВАСТЮКОМ ИГОРЕМ. Наш глава немного устал после ночной облавы на крыс в клубе, и поэтому он себе немного позволил расслабиться в поезде и поспать.

Второй член нашей команды – МАРКЕВИЧ ИРИНА, самый знающий и разбирающийся в тонкостях кухонного дела человек, получила соответствующую должность крохобора. Она же и исполняющая обязанности музыканта. И сейчас, в поезде, не даёт себе ни минуты покоя, попеременно хватая то перекус, то гитару, дабы оправдать две свои должности.

Есть у нас и медсестра. Человек с опытом. Она самоотверженно за три дня до похода неким чудным образом подняла себе температуру, чтобы проверить эффективность взятых ею препаратов. Теперь же, в случае необходимости ГОЛКА ИРИНА сможет вылечить любого с чувством, с толком, с расстановкой.

Четвёртым в списке можно отметить реммастера – мастера на все наши рюкзаки – ЛИНКЕВИЧА ОЛЕГА. Он с готовностью возьмётся за любую болячку наших вещей.

КРАПИВНОЙ ШУРИК. Он занимает не менее важную должность – он казначей. К нему стекаются все наши денежки, (если оные имеются), т.е. это наш местный банк. Хочется верить, что наши богатства не только сохраняться, но и приумножаться.

Нельзя не упомянуть и СИДОРУК НАТАЛЬЮ, для которой это первый поход, она в предвкушении новых впечатлений, новых пейзажей, новых дорог. Ей сразу была поручена миссия забрать всю эту красоту с собой – она у нас фотограф.

Т. к. мы идём в местность дальнюю и для всех новую, нам никак нельзя обойтись без краеведа – это САША ПАНЬКО, историк, надеемся, что по пути нашего странствия он расскажет нимало интереснейших и занимательных историй.

Вот и последний участник похода – КОРНЕЛЮК ИННА, то бишь я, летописец и хреновметрист по совместительству. И для удобства пользования две мои должности совмещены и название укорочено – хренов летописец. ( Прим. автора: этот термин был введён в русский язык 30 июля 2000г. в г. Бресте сестрой, имеющей подпольную кличку – Галчонок. Истинное имя история умалчивает. )

Вот такая компания отправилась искать приключения на свою собственную голову.

Итак, после 5-ти часового сонного бодрствования ( или бодрого снования), нас выгнали из поезда в Минске, помню это было 11.10. До поезда, который согласился нас отвезти в Полоцк, осталось всего 6 часов и поэтому народ, сообразив быстренько перекус, поспешил по своим делам, дабы размять свои косточки перед очередным погружением в вагоны ж\д транспорта. Полоцкий поезд нас не разочаровал. Это был плацкартный вагон, мягкий и удобный. Мы даже выбрали себе самое лучшее купе ( даже обидно за остальных пассажиров, они не вкусили всех прелестей наших ощущений ). У нас было окно, которое можно было и открыть и закрыть, правда, оно напоминало ветродышащего дракона, но ничего, оно нам даже нравилось. А ещё у нас была собственная дверь, и мы её любили закрывать, что к вечеру стали это делать ногами. Видимо проводница знала о существовании данного "люкса", почему и поспешила снять с нас пошлину колбасой.

Делать 7,5 часов было нечего. Наташа даже предложила: "Дайте мне хоть фасоль перебрать". Но, извини, Наташа, с этим продуктом у нас небольшая напряжёнка, поэтому её посадили за карточный стол, позволив только раз, хоть одним глазком, посмотреть и потрогать станцию "Крулевщизна".

Не участвующие в этом развлечении, (те, кто не прошёл по конкурсу), занимались менее полезным и совсем ненужным делом – спали. Но и тех, и других поезд в одно и то же время выплюнул из вагона, т.к. они начали заниматься всякими непристойностями: 1) Выставлять из окна ДВЕ свои ноги, проветривая носки; 2) Поворачиваться к окну пятой точкой.

Да, было от чего высадить нас в Полоцк в 23.50. А на следующий поезд, который идёт почему-то до Дретуни, а не до Дретуня, как мы все полагали, нас запустили только в 6.18 утра. А ночью мы несли все попеременно дежурство около вещей, чтобы они не отправились в поход раньше времени, да ещё и без нас.

И вот наконец-то понедельник закончился. Мы все вздохнули спокойно – хорошо, что в сутках только 24 часа.

День второй или 1 августа

Первый день августа последнего летнего месяца, месяца наших каникул, которые мы решили провести в походе, и, почему-то на Освейских озёрах.

Итак, в 8.20 утра мы начали свой маршрут. Руководитель сказал пару поздравительных слов, и мы двинулись в путь. Нашей целью было - достичь озера Нещердо. Чтобы дорога казалось короче, мы назначили себе промежуточный пункт – д.Рудня, где можно было набрать воды и сделать перекус. Природа нас сразу сразила своими неотразимыми болотами, что привело в замешательство некоторых членов группы, яростно желая срочно позвонить маме.

Первый привал сделали через 50 минут. Он сразу ознаменовался появлением хозяина болот – змия, но не зелёного, а чёрного и широкого, вот только он быстро вильнул своей длинной попой и исчез. Мы пришли к выводу, что это был уж, только уж сильно нажратый. На первом привале были и первые жертвы: зверски избит ногами рюкзак Галчонка, причём собственной хозяйкой по известным только ей причинам. Но на процесс движения такое мероприятие не повлияло, разве что нас потянуло на интеллектуальные игры, и мы резво принялись отгадывать слова. Но вскоре мы нашли себе другое развлечение – игра в партизаны, но братской могилы, отмеченной на карте, мы так и не нашли. В это же время д.Рудня играла с нами в прятки. Местные жители указывали нам каждый в свою сторону, и только один мужик подробно описал, куда нам следует переместить свои кости.

Мы двигаемся по песку вперёд и вперёд, а рядом мелькают таблички, отсчитывающие километраж – 1387, 1386… Да, может нам удастся дойти до Сатурна. И тут у всех появилась одна и та же галлюцинация – машина, которая всех загрузила, а потом разгрузила на повороте к деревне Рудня, проехав от силы метров 400…

В продолжении галюнов появилась хатёнка. И вот такие осчастливленные, мы пришли к первому озеру – Должно. Нас уговаривать не пришлось, и мы быстро сообразив кто кому что "должно". Скинуты цепи, а ноги крутят педали катамарана, который рассекает голубые просторы нашего первенца. Это Наташа и Галчонок решили прихватизировать транспорт, в ответ на что местное население ни сколько не активизировалось, и интерес к этому железному зверю несколько поутих. Зверя посадили на цепь опять, а сами все погрузились в сладкую дрёму. Спали кто где придётся: на рюкзаках, на сидухах, а особо догадливые и шустрые на ковриках. Но летописец строго бдил за временем, и поэтому нагло всех распихав, Были закинуты рюкзаки на спину, и дорога пошла дальше, неся нас на себе.

И вновь километры, километры, привалы, километры… Кстати, в один из таких привалов Галчонок всех поразила, а может быть и убила фразой: "Ребята! А я уже не просыхаю!" Вот тебе и на. Только поход начался, а уже такие заявления. Ну что ж, Галчонок член нашей команды, и мы приняли это как должное и сделали вид,что поверили, будто эта фраза относится к постоянно мокрой майке и рюкзаку. Да, такое больно резануло по сердцу, и поэтому в ближайшей деревне Дворище народ раздавил по прянику в качестве утешительного приза.

А наши неугомонные ноги всё несли нас вперёд и вперёд. Вот уже справа появилось озеро, мы его ещё не видим, но чувствуем. Можно было бы и остановиться, но ноги упрямо идут по дороге и не хотят останавливаться. Но в д. Поречье голова всё же решила, что она главнее и приказала раскинуть лагерь за этой деревней. Пока мы с руководителем искали подход к озеру, народ зализывал раны, а Наташа ругалась на день. Хотя она и делала кислую мину, ей обмануть нас не удалось, и мы все знали, что она восхищена покорёнными нашими 26 км., которые уже остались позади. И вот выбрано место, народ разбивает домики, а заодно распределяясь, кто к кому жить пойдёт.

Шурик, Галч и Олег решили не отступать от традиций и вспомнить зимние Карпаты, и поэтому весь поход усиленно изображали карпатскую систему.

Саша Панько решил быть хитреньким и забрать к себе в палатку аж 2-ух девушек – Наташу и Иру. Видимо он придерживается поговорки: кто не успел – тот опоздал, а кто успел, тот отхватил.

Ну а летописец, дабы быть в курсе всех событий и не страдать от информационного голода, заняла штат руководителя. (Прим. наборщика: это не единственная причина.. ха-ха.)

Кстати, от руководителя мы услышали не то предупреждение, не то угрозу: " Я когда устану, тогда торможу". Поэтому народ принял это во внимание, и решил отнестись к руководителю с осторожностью и уважением.

В этот вечер решили вопрос с дежурством, и сегодня эту почётную обязанность крохобор принял на себя, видимо, не доверяя это сделать никому первым.

В 23.00 мы поужинали вкуснющим рисом и, и народ разбежался по своим палаткам, дабы их скорее обжить и обустроить. Все быстро утихли и погрузились в сладкий сон.

2 Августа или день третий

Утро наступило для всех, а это значит, что народ нормально ужился друг с другом и всё обошлось без жертв.

Саша Панько признался, вылазя из палатки, что ему приснился дождь. Ага! Вот почему палатки были сверху мокрые.

Утро было солнечное, хотя тучи вдалеке немного настораживали.

Макаронный завтрак всем понравился, хотя Шурик почему-то сказал, что ему мало. Да, видно тяжело ему свой мозоль прокормить, ну а т.к. добавки всё равно не было, Игорь философски произнёс: " Это, Шура, будет чревато для чрева…"

Шурик не мог не поверить такому авторитетному мнению и потому сразу перехотел есть (на время, конечно). И сразу же в группе появились мечты о пиве, которое навеяло солёное печенье. А Ирка Г. и Игорь уже фанатели от кофе и предвидели свои изголодавшие по кофею судороги в будущем.

И вот так каждый со своими мыслями, глядя на приближающуюся тучу, набил котомку. После все быстренько сбегали к озеру, чтобы хоть знать где оно тут рядом было.

Однако, в деревне, где мы набирали воду, бабуля ошарашила нас известием, что мы оказывается не там стояли, на озере Нещердо есть пляж и место для палаток. Ну да ладно, впереди нас ждало озеро Шевино (будем надеяться, что оно никак не Шевино и не Шевино) (расставь знаки ударения!).

И вот снова мелькают деревни: Поречье, Большая Гольница. Видели на дороге много раздавленных ужов ( на ужей они были мало похожи). А ещё как эксклюзив для нас – развалины Радзивила. Оказывается наш руководитель подробно знаком с жизнью Радзивила и он в красках описал это архитектурное строение. Проникшись духом истории, мы и не заметили как грунтовая дорога сменилась просёлочной, залитой водой и обильно снабжённая грязью. Волей неволей снова вспомнились Карпаты, как там лыжи разъезжаются в стороны, и ты теряешь равновесие. только было одно отличие: в Карпатах был снег, что намного приятнее, чем эта размазня. И как Наташа справедливо заметила: " Странно, падать почему-то не хочется". Вся группа в конце концов решила, что 3 см на кроссовках, это не грязь. Поэтому, следуя такому мнению, все с усилием ждали, когда же она отвалится. Одной лишь Ирке Г. было всё пофиг. руководитель успевал думать и о мозолях, и о универсальном средстве – пластыре, причём на все части тела без исключения.

Саша П. умудрился попасть под ливень. Никто, правда, дождя не заметил, но поверить Саше пришлось, после того, как он на глазах у всех снял майку с себя и выжал. Против факта не попрёш, и дальше мы пошли по хорошей наезженной дороге (как было указано в карте), успевая сверяться каждую минуту по компасу, а то в траве по шею и заблудиться легко, перескакивая с кочки на кочку, проходя по болоту. Но что дорога правильная сомневаться не пришлось, так как встретили в лесу двоих грибников, идущих в нужном нам направлении. оставалось надеяться, что они не с военных времён шастают в этом лесу.

дорога проходила весело, народ развлекался как мог. Идём, значит, цепочкой, один за одним. Народ передаёт всякую информацию, что эти сиреневые цветочки – это аистник цикуталистный цветёт, однако всё это вскоре превратили в глухой телефон, и то , что в начале загадали слово бедренец-камнеломка, до последних рядов дошло на латыни ФЕЛИПЕНДУЛА САКСИФРАГА. Не оставалось сомнений, что основным трансформатором был Олежка.

Более серьёзные люди занимались деловыми вещами, пытаясь сделать бизнес. Вот, например, бизнесмен Крапивной Саша решил открыть фирму по мытью ботинок, но у фирму не было ни названия, ни гарантии качества работы, поэтому все от неё отказались. Другой предприниматель – Панько Саша – не теряясь в условиях болот, изобрёл, а вернее усовершенствовал средство от комаров, назвав его "КОМАРЭКС-2" Первые пробные экземпляры фирмой выдавались бесплатно, за что народонаселение было благодарно, держа в руках ветки с особой конструкцией листьев.

Вот так мы и добрались до озера. Прежде чем заняться поиском места, народ решил слегка подкрепиться, тем более, что на сегодняшний перекус нас ожидала банка сгухи. Как всегда, крохобор, не доверяя никому быть первым, отправила в рот ложку вожделенного яства. Все окружающие начали заниматься отвлечёнными занятиями, закрывать глаза, давиться слюной. После чего банка всё же была пущена по кругу и как вещдок заснят кадр, как рука руководителя предательски потянулась за второй ложкой сгухи. Что ж, сбор компромата можно было считать открытым. Немного подкрепившись, мы отправились искать место ночлега, и по пути Игорем был найден тайный туалет Радзивила. нам несказанно повезло, два архертектурных произведения за один день. Обследовать их у нас не было времени, т.к. народ спешил кинуть рюкзаки и погрузить своё тело в озеро, использовав озеро его в качестве стиральной машины. Стали мы подальше от деревни, на горке. жажда помыться подстегнула всех, и лагерь поставили за 1ч. 10мин.

Подходов к озеру было несколько, поэтому мы разделились – девочки налево, мальчики направо. и чтоб мы не перепутали, за всем этим строго следили дедушка и внучек на лодке. хотя их никто об этом не просил, и они стали приятной неожиданностью, сюрпризом.

Сюрпризы в этот вечер не кончились. Оказалось, что Саша П. не любит пауков, а Голка их просто обожает, особенно жирных и толстых и держать их в руках. Мы с Галчонком рты от удивления пораскрывали, но Ирка нас успокоила: " Я вру, люблю только маленьких". Ещё оказалось, что у нас группа кишит евреями, да ещё и еврейскими мисками, из которых выливают суп, чтобы получить новую порцию. Запив супчик кисельком, ребята растусовались по палаткам, а девчонки варили сгуху, развлекая себя то песнями, то разговорами. И в 23.30, выключив огонь, чистые и умытые мы тоже присоединились к храпящим элементам.

3 Августа или день четвёртый

Утро 3 августа запомнилось как особое утро: лил дождь. Видимо, Саше П. снова приснился дождь, да причём конкретный ливень. Все постиранные и развешенные по деревьям вещи почем-то за ночь не высохли, а мокрые полотенца даже и радовали. Олегу пришла в голову мысль, что можно, не спускаясь вниз к озеру, умыться, просто протерев лицо полотенцем. Вот они, для ленивых и экономивших время туристов.

Несмотря на дождь, перловка оказалась вкусной, и Шурик почему-то снова огорчился из-за отсутствия добавки. Пока мы все бегали по лагерю, собирая свои сохнувшие вещи и запихивая их в пока ещё сухой рюкзак, Ира Г. решила проявить свои задатки деловой женщины, усевшись на землю, она весело рекламировала свои мокрые сигареты. А к выходу в группе созрел Горбун, который веселил нас всю дорогу. Лица в ужасной улыбке расплывались глядя на него.

Дождь нас не то, чтобы угнетал, а наоборот, подбадривал. Все светились в преддверии дороги. Мы шагали в такт дождю, забывая делать привалы. Промокли мы насквозь ещё не выходя из лагеря, поэтому остальная мокрота нами не воспринималась. первый привал мы сделали на остановке в д.Дворище, где народ пытался выжать свои носки, куртки, волосы, кепки – в общем всё, что можно было выжать.

Прошагали мы не мало, да ещё и с приличной скоростью, что дало повод кому-то заметить: " Ничего! Освея ещё услышит о нас! " На что оптимист-Наташа добавила: "Жаль, что не увидит…" Вот всё у нас шутки, веселье, а надо двигаться дальше, а дождь всё меньше и меньше, а мы всё дальше и дальше. И вот мы уже на лесной дороге, где двигаться можно только по одному. Игорь выстраивает нас по порядку, и мы, чеканя шаг и переступая лужи, идём вслед за ним. Нас уже не страшит мокрая трава и небольшое болото, и большая лужа, и мы идём за Иркой, которой всё пофиг. вброд переходим наши препятствия. А потом привал, снова можно выжать свои вещи. И видимо это наталкивает Олега на очередную блестящую идею: вечером можно будет одежду выкручивать над ведром, чтобы за водой не ходить. Вот она непосредственность и простота туриста, который может извлечь пользу из любой ситуации. Да, Олег для нас сегодня просто находка по делам находчивости. Не отстаёт от него и руководитель. Он откуда-то из своих недр извлекает "СНИКЕРС" , да не

простой, а сухой. И мы по очереди жадно прикладываемся к нему зубами, подолгу смакуя этот вкус во рту. Лица у всех довольные, то ли от наслаждения шоколадкой, то ли от того, что каждый сейчас проходит стадию испарения, и больше всех дымит конечно же Голка.

По пути Галчонок всем напоминает, что она снова не просыхает, и тут уж можно с ней согласиться, тем более, что всё больше и больше человек жалеют, что в поход с собой не прихватили "памперсы". Была Идея открыть клуб "сухие попки" , но желающих вступить в него становилось всё меньше и меньше, и вскоре работа клуба приостановилась, а потом и вовсе прекратилась.

Перекус делаем где-то недалеко от деревни Фомино. Как мы к ней вышли, остаётся только догадываться, тем более, что пару раз мы надеялись выйти на российской стороне, но почему-то везде висели таблички с витебскими номерами телефонов, а звонить туда совсем не хотелось. Что ж, мечта Саши П. попасть в Россию так и не осуществилась. Вместо этого мы приобрели ещё один голодный рот с не менее голодными глазами. Запихиваем рыбный паштет и шпроты с салом в желудок, одновременно поворачиваясь к солнцу различными сторонами. Голодный рот, ничего от нас не получивший, с такими же голодными глазами убежал прочь, а мы ещё немного обсохнув, а потом ещё немного вымокнув, устремились в д. Глоты.

Обследовав здешние места и не доходя 4 км до ближайшего озера, мы останавливаемся в самом подходящем для стоянки месте: лесопосадка, мох по щиколотку, кладбище и маленький, гаденький, красненький ручеёк.

Но мы народ не прихотливый, за рекордно короткое время – 40 минут, всунули палатки между деревьев, развесили одежду по всему лесу, развели костёр и поужинали чайком с гречкой и мёдом. Кстати, в целях профилактики было предложено медицинское меню:

1) чеснок 2) лук 3) водка с перцем.

Каждый выбрал что ему ближе, лишь Шурик решил выпендриться и заказать блюдо, не значащееся в меню – перец с водкой.

И вот мы сытые и сухие можем поговорить о том о сём. Саша П. заметил: "Что-то кладбищ здесь много". Игорь добавил "Грибов много, вот и кладбищ много". Вот, видимо, по этому же поводу медсестра с первого же дня запретила нам использовать местное обилие грибов, и мы только с рвущимся сердцем на них и проходили мимо.

Сегодня вечер песни ребят, и тут уже очередь девушек первыми удалиться по палаткам. Первая не выдержала я, и всё то, что происходило вечером знаю со слов очевидцев.

Говорят, что карпатской системе был первый сеанс вечерней сказки. Читающие очень громко смеялись и делали акцент на некоторых интересных словах. А ещё говорят, что самыми стойкими оказались Ирка с Наташкой, которые ещё долго сидели у костра, и на робкие слова Галчонка: "Чего они, там, у костра не спят?" Олег ответил просто: "Да там особо и не поспишь…" Ещё к тому же Наташа была полна думами, куда же она дела свою "калинку-малинку", если она её никому не меняла.

4 августа или день пятый

Что ж, ночью снова шёл дождь, но Саша после моего допроса с пристрастием, признался, что к этому отношения не имеет. Крайнего найти не удалось, поэтому дело за неимением улик было закрыто.

Завтрак был вкусным, поэтому народ решил схитрить и поделить его на семерых, подождав, пока Наташа пойдёт умываться, все вылезли из палаток и принялись интенсивно поглощать свою порцию. Но неожиданное появление фотографа всё испортило, и мы с натянутыми улыбками на лицах протянули ей тарелку.

А к чаю был вкуснющий пирог, который руководитель самоотверженно всё это время таскал за спиной. Создаётся такое впечатление, что его рюкзак только и набит пирогами, сникерсами, пайкой и другими вкусненькими вещами. Недаром, что поднять его можно разве что домкратом.

Покидать это место было жаль, оно уже стало таким родным, обжитым, с таким мелодичным и убаюкивающим звуком лесопилки. Именно здесь мы узнали страшную тайну местного населения: грибы, оказывается, лучше всего ловить на удочку, таким способом мужик целую сетку сыроежек наловил.

И вот мы уже снова рассекаем лесные просторы, то и дело устраивая себе проверку туристических навыков: то проходя самую гатистую гать, во главе с лучшими гатчиками, то балансируя по бревну, брошенному с самонаведением. И руководитель так увлёкся этим, что своим бревном сбил народу все карты, т.к. некоторые уже сбросили с себя лишнюю обувь и готовы были вплавь перебраться через реку.

Идти было весело, так как линия электропередач была хорошим компаньоном и собеседником. Она незаметно вывела нас к деревне Юховичи. Деревня нас не вдохновила, т.к. там все с жиру бесятся, выбрасывают велики за забор и посылают нас за яблоками друг к другу. Лишь только одна бабуля не пожалела нам яблок с чужого огорода, а кое-кто и парочку морковочек на супчик. Галчонок насмотрелась в местном магазине на булочки с маком, и нужно было срочно прекратить обильное слюноотделение, и поэтому за деревней мы уселись на перекус. И тут случилось поистине невероятное событие в жизни Галчонка. Лицо её расплылось в улыбке, глазёнки радостно засверкали, щёчки ярко запылали – ведь она 1-ый раз в жизни услышала как чихает руководитель.

Кстати, на перекусе замечена странная закономерность: сначала исчезают бутерброды со шпротами, только затем он закусывается шпротным паштетом. То ли шпроты уступали по своим качествам, то ли по мере насыщения народ всё ленивее и ленивее шевелил челюстями, а паштет не требовал больших жевательно-энергетических затрат. А сегодня у нас прибавилось работёнки – пережевать варёную сгуху с некой шевелящейся мясной добавкой.

Долго наслаждаться отдыхом нам руководство не дало, и мы вновь по дороге с проводами покоряем километры, встречая то тут, то там железные партизанские сооружения-уловки и выслушиваем всякие байки Крапивного, который оказался в этой области сведущ.

Ломились мы по дороге очень хорошо, что даже бы забыли повернуть, увлёкшись забиранием по горочкам ёлочкой. Ещё бы чуть-чуть и сбылась бы Сашина мечта – и мы бы купались в водах России. Но, увы, собирающие чернику, направили нас обратно, и голубая мечта вновь накрылась медным тазиком.

А военные разговоры всё продолжались. Сплошные заросли вдоль дороги наталкивали на мысль, что в этих местах запросто могли прятаться партизаны, на что Галчонок с уверенностью сказала: "Нет! Здесь люди жили…"

А постепенно люди выходили из строя, у Олега нога напоминала, что она ещё всё-таки существует, а на одном из привалов оторвался мой персик. Поэтому мы, достигнув речонки, остановились в лесу за мостом.

Место нас просто очаровало: сплошные заросли спелой голубики, одурманивающий и очаровывающий запах багульника (он особенно отразился на руководителе, состояние которого скоро стало вызывать опасения), и всё те же самые наши любимые и неповторимые линии электропередач.

Место мы облюбовали быстро, особо охотливые сбегали помыться, а ноги мыли старым проверенным способом: босиком шастая по сырому мху.

Медсестра принимала своего первого пациента, и соединив в себе мед. и худ. качества, изобрела новый вид – Йодные картинки на ноге у реммастера.

Погода периодически капризничала, и я, лёжа в палатке над летописью, незаметно перешла в сон, откуда меня через некоторое время достали на ужин. И дальше у меня сплошная ромашка: тут помню, тут не помню. Помню суп, свекольник был, точно. Компот из яблок и голубики – плохо, но помню. Единственное, что хорошо запомнилось в моей сонной голове, что мужики стали по мужски мечтать о настоящей мужской еде. Что-то голод Шурика не по-детски начал напрягать. Может это от того, что у них в палатке открылся чесоточный салон, который занимает много сил и энергии?

Но думать сегодня абсолютно не хотелось, и мы быстренько рассредоточились по своим домикам. Все засыпали под тихое шептание сказка из карпатской палатки.

5 августа или день шестой, праздничный

1) Утро для руководительской палатки началось ещё в 5.50 утра, когда рокот слоняющихся туда-сюда машин пробудил нас ото сна и Игорю ничего не оставалось, как поздравить меня с днём Рождения.

2) Утро началось уже в 8.00, когда выползя из палатки, на меня обрушилось поздравление: приказной тон Галчонка скомандовал три-четыре, и она сама же и закричала: - Поздравляем! - А потом с удивлением оглянулась на остальных, - а чего вы не кричите? - и в ответ на её беспощадный взгляд послышались несколько робких и разреженных "поздравляю".

Мне подарили 20 огромных, разноцветных, ярких, круглых воздушных шарика и картинку на 1000 элементов – в голове мелькнула мысль – будет чем заняться на днёвке.

Я буквально заблудилась в этом огромном море воздушных шаров, и только голос Наташки вернул меня на землю: "А чего у тебя майка на изнанку одета?" Вот тебе и на.

А завтрак был отменный. Видимо, все в этот день для меня – я только пожаловалась на хмурое утро, что я не такую погоду заказывала, как Саша извинился и исправился, и через 10 минут на небе засияло солнце.

В дороге у нас появилось новое развлечение, следить за шарами, а вернее за тем, сколько их осталось. Для статистики можно отметить, что к первому привалу 6 штук погибло смертью храбрых, отчаянно сражаясь с ветками и раскидистыми лапами елей. В ответ на это Шурик решил взять охрану шаров под свой контроль, и расчищая кварталы леса от невидимых врагов. Прямо Дон Кихот Ломаческий (прим. автора: Ломаческий от слова ломиться).

По пути Ирка Г. впала в истерический смех, проходя ускоренные курсы смехотерапии. Но вот когда мы все склонились над телом настоящей, греющейся на солнце медяночки, ей стало не до смеху, представив, что ей придётся лечить всех нас, поэтому она нас быстро всех разогнала.

А вот и наше четвёртое озеро – озеро Плотвичное, кстати, удобное для стоянки, но ещё краше оказалось следующее озеро – озеро Белое. Подходов к воде было множество, как впрочем и обилие палаток разных видов и мастей.

Мы себе позволили отдохнуть, и некоторые быстро сообразили поляну черники на шестерых, и в доказательство повысовывали языки на всеобщее обозрение. Да, а вроде бы взрослые люди.

По дороге к д.Лисно мы наслаждались приобретёнными противогазами с хвойным запахом, вдыхая аромат поглубже. Вот только Ирке Г. достался какой-то бракованный, и она вдыхала через раз. А голодным мужикам хвойного запаха было мало, и они продолжали мечтать о мужской еде. Вот и в Лиснянском магазине Игоря было не оторвать от ма-а-аленького кусочка колбасы, который стоил бешеных денег. И отговорив его от покупки, Игорь голодными глазами пожирал этот кусок реального, но недосягаемого мяса. Закусив хлеба и чипс, немножко отдохнув, руководитель сообщил: "Идём до четырёх (16.00), а там сделаем перекус".

Вечно голодный Шура болезненно это воспринял и внёс в общественные массы своё предложение: "Чем быстрее мы пойдём, тем быстрее мы дойдём до четырёх". И он решил идти первым и на всякий случай уточнил по карте, как дойти до четырёх. И вот за разговорами мы и не заметили как подошли к…

Эх, что ни говори, в походе нам чертовски повезло на архитектурные достопримечательности. Вот и сегодня нам удалось увидеть развалины Радзивиловской беседки, построенной в японском стиле. Но жаль, остались только вертикальные столбы, а крышу, к сожалению, со временем сорвало.

Сегодняшний перекус мало отличался от других. Картина всегда стандартная: приходим, садимся, теснимся поближе к кухне и подальше от начальства (ко мне это не относиться) снимаем кроссовки и носки, тем самым создавая какую-то особую атмосферу вокруг нас, и погружаемся в мир консерв и сала, после чего можно поспать или пофилософствовать. Вот, например, сегодня Игорь пришёл к мнению, что у него с Галчонком разные мнения о влазивании и вылазивании.

Сегодня же был до нитки оборван куст красной смородины, и после долгих поисков места стоянки, мы разбили лагерь на оз. Белом (втором за день на карте). Место было мрачноватым, подход к воде заболоченный (всё-таки не зря Шурик с собой взял сапоги резиновые), и рядом располагалось кладбище военных времён. Но нам уже не привыкать к такому соседству, тем более, что другого места найти не удалось. Поэтому запланированная днёвка отложилась на потом.

Палатки раскинули на поляне около самой чьей-то машины, то ли рыбацкой, то ли грибниковской. Мы нарушили первое нельзя территории заказника, поставив палатки. Затем было нарушено и второе и третье, когда мы спилили дерево и развели костёр. Кстати, дерево было подходящее, и как кто-то выразился из мужиков: "Сухая, как попка младенцев в памперсах!"

Удалось нам увидеть и хозяина машины, который с удочками возвращался от озера. Увидев удочки, вспомнила местные секреты, поэтому не постеснялась спросить, тихонько, правда, а где грибы?

Ужин у нас праздничный, и я , как именинница к нему не подпускалась. А готовиться сегодня плов со всяким обилием специй, торт, и как всегда в Галчонкино дежурство – кисель.

Как по волшебству, Саша извлёк из рюкзака литр настоящего крымского вина – Мадейры, которое очень хорошо пошло к плову. Ну и я наконец-таки избавилась от своего груза – бутылки черничного вина. Это конечно не Мадейра, но тоже пошло не плохо, заедая его конфетами и аппетитным, но не во всех влазящим тортом.

За вечер мне было сказано много хороших слов и пожеланий, а сестра устроила небольшой концерт, построенный по заявкам.

Мы разошлись около часа, я засыпала с чувством радости и благодарности друзьям, которые устроили для меня такой чудесный праздник. И пока я заново переживала прошедший день, в остальных двух палатках происходили страшные вещи: буйный Галчонок требовал сказки на ночь, и мужикам пришлось приложить немало усилий для её усмирения.

А в другой палатке Саша П. пытался воспитать своих тёток, упрямо доказывая, что аспирин он не брал, а если и брал, то не много, а если и много, то не весь, а если и весь, то нет повода для беспокойства, почему бы просто не уснуть.

И это действительно оказалось разумным решением, чем все непременно и занялись.

6 августа или день седьмой

Переход сегодня планировался небольшой, поэтому дежурным была позволена маленькая поблажка – они встали в 9.30. Ночь не для всех прошла гладко, вот, например Галчонок всю ночь думала и решала, в какой стороне выход и кто у неё правый подбочник и кто левый. Видимо к ночному думанью она подключила ребят, т.к. утром их палатка долго не хотела просыпаться. Но запах гречки поднял бы и мёртвого, и поэтому все 8 человек вскоре застучали ложками.

На завтрак была банка варенья, которая ходила по кругу, завершая его на Игоре с Наташей. И вдруг Саша П., в очередной раз получив банку вдруг заявил: "Я типа последний?" – и запустил ложку за содержимым. А Ната, глядя на него голодными глазами, пригрозила: "Типа попробуй". После чего банка смело продолжила движение по кругу.

Утро оказалось полезным для Галчонка в плане некоторых музыкально-питейных выводов. Теперь мы все знаем, что надо сделать, чтобы у нашего певца голос прорезался.

Когда палатки уже были свёрнуты, а рюкзаки были готовы оседлать своих коней, послышалась восторженная фраза: "Какие вы у меня красивые!" Это медсестра любуется своей работой, умилённо-хищнически глядя на йодный body art Олега and Галча.

Вышли мы сегодня позднее всего в 12.30., но это нам не помешало в д. Любасно вытоптать посевы овса, покоряя местную вершину. И вот все 182 метра под нами. И в честь погибшего урожая этого злака, мы решили назвать гору Овёскуль или более ласково – гора Овсяная. Вид с неё открывался зачаровывающий – голубое озеро с тонкой полоской леса на горизонте. Вот оно – Освейское – которое так хотело нас увидеть. Сделав фотопанораму и попозировав около камеры, мы поспешили назад, по уже протоптанной нами тропинке.

Следующая деревня – Игналино – порадовала нас своим гостепреимством – в магазине мы купили хлеб, у местных – молоко, лук, более охотливые поделились своей морковкой и яблоками. Но мы тоже не остались в долгу. Мы со всем радушием, с max растянутыми улыбками, разрешили пограничникам посмотреть на наши паспорта и маршрутку, и даже деньги за это не брали, а только не стесняясь глазели на их автоматы…

Познакомились мы и с Валентиной, которая была уверена, что нам просто необходимо купить ещё молока, и потому бегала впереди нас и забегала в каждый двор, выпрашивая продать молока. А когда под конец деревни мы робко заикнулись, что мол, может, мы без молока обойдёмся, она авторитетно заявила: Не продадут, тогда мы у них корову… (ну, в общем заберём).

И как результат, мы уходим из деревни с 8,5 л молока и разрешением накопать картошки на колхозном поле. Валентина помахала нам ручкой и крикнула: "Возвращайтесь!" Мы только ухмыльнулись и зашагали быстрей. За д. Красово мы рухнули на перекус и выдули 3,5 л молока с сухарями и сыром. остальные 3л мы оставили на какао, которое вечером наконец-таки дождалось своей участи. Вдоволь навалявшись на солнышке, мы потопали дальше, к Освее, где всё-таки хотели сделать днёвку.

Вскоре асфальтовая дорога сменилась лесной, где опытный и намётанный глаз Саши П. безошибочно разглядел старые партизанские землянки, всё того же Сапеги. И вот так, дерево за деревом, кустик за кустиком, мы вышли на равнину, где и решили сделать привал. Руководитель с казначеем отправились искать озеро. Вскоре они вернулись с известиями: там есть место, где можно стать, только подход к воде не важнецкий. Некоторым это очень не подходило, так как днёвка включала богатые планы, поэтому Игорю ничего не оставалось, как отправиться вперёд в деревню, оценить обстановку.

А мы пока занялись каждый своими делами: кто-то мёрз, кто-то бегал по дороге, собирая дюралюминевые трубочки, а кто-то исполнял арию "а-ля нервишки пошаливают", усиленно дудя куда-то себе в ладоши и зачем-то запихивая туда листики осоки. Постепенно назревала революционная ситуация между исполнителями и меломанами. обстановку спасла радуга, которая появлялась цвет за цветом на наших глазах. Мало того, что она была яркая, полная дуга, так она ещё была и двойная. мы сделали пару снимков и как раз во время, радуга уходила радовать других. Тут как в сказке появился руководитель, охая и ахая какую он видел радугу.

Голка в это время зачем-то нашла скорлупу от яйца и решила узнать, чья она. Спросила у спеца Галчонка: "Ты отличаешь скорлупу?" Галч небрежно бросила: "Да! Только по штемпселю. Если он есть, то куриное".

Игорь впереди ничего хорошего не обнаружил, поэтому лагерь решили разбить на том первом месте. Полянка там оказалась не хилая. Там были стол, сколоченный из досок, пеньки, которые изображали из себя стулья, огромный подход к воде, только вязкий и заболоченный.

Поставив палатки на пионерском расстоянии друг от друга, первая партия желающих помыться Ирок ринулась в Освейскую баню, откуда были слышны их возгласы. Но вскоре после их возвращения мы поняли, что ошибались насчёт их радости. Вот их душещипательная история: подход к воде там не немного вязкий, а очень вязкий и топкий. Но не только это сразило наших Ирок, а огромные толпы летающих лошадей, которые облепляют тебя с ног до головы полностью. Так что им можно памятники ставить (девчонкам, в смысле). А комарам бы впору пришлась бы братская могила, коих мы замочили в борьбе за выживание.

Мы думали, как нам выжить, а комары думали, как бы нас выжить отсюда. Да они же гады стойкие попались – в воде не тонут, в огне не горят – видно не первый раз в походе.

Устав с ними воевать, мы быстренько поужинали, свернули скатерть-самобранку и разбежались по своим домам. Всем, наверное, снился один и тот же сон, как мы идём по дороге, а нас обгоняет машина, доверху набитая хохочущими старушками, тыкающими в нас пальцами.

7 августа или день восьмой. Днёвка

Безумная идея пришла с вечера. ночью палатка Саша-Ира-Наташа геройски преломила влияние сна и встала. Оставалось разбудить ещё одну безумную. Наташа уселась под нужной палаткой и по-привиденчески затянула: "Га-ал-чо-о-он-о-о-ок!"

Через 10 минут мужики в палатке не выдержали сего завывания и растолкали сладко дремлющего Галча.

Шумная компания тут же обсудила милое утро и отправилась встречать рассвет к озеру.

С полчаса помахав крыльями Галч отправился в гнездо, а мужественная троица осталась в ожидании чуда.

Жемчужина вскоре показалась из-за леса…

Об этом дне в моих путёвых заметках содержится очень много красочной информации, которая раскрывает все занятия и дела, всю сущность этого понятия наиболее полно отражает быт туриста, одним словом, народ отдыхал.

Время пробуждения не было запланировано, поэтому дежурная палатка позволила себе немного дольше, чем остальные пообщаться с Морфеем, тем самым чуть не вызвав бунт на корабле.

день был ясный и солнечный. Комары отсиживались перед вечерним боем, и мы позволили себе расслабиться и насладиться природой. Вот только для полноты ощущений чего-то не хватало. И вывод напрашивался сам собой. На столе вмиг был раскинут коврик и окружён людьми.

Чем они там занимались можно было легко догадаться по их разговору:
-Давай, суй сюда!
-Нет! Не подходит. Давай в другое место.
-Мне надо с двумя дырочками.
-А это куда?
-Положи пока, потом разберёмся.
Ну, конечно же, народ собирал картинку.

Однако, в группе можно было наблюдать расслоение – не желающие строить картинку, выражали свой протест чтением книг. Причём одни явно, открыто перед самым столом, а другие в более скрытой форме, укрывшись под пологом палатки.

Был у нас даже и обед. замечательный супчик, варившийся всем скопом, а потом всё тем же скопом и съевшийся. Нужно было срочно поесть и освободить котелки для более важного дела – для готовки ужина. Чем народ сразу же и занялся.

К вечеру стал накрапывать дождь, первые роты комаров уже приступили к исполнению своих боевых заданий, но мы их не замечали. Все следили за очень важным событием, у всех слёзы наворачивались на глаза, и сердце разрывалось от боли, когда недостроенная картинка, не вкусившая всей прелести жизни, вновь погружалась в стены родного целофанового пакета. Только руководитель не принимал в этом участия, он в это время лазил с ножом по лесу, отыскивая то, что ему надо было. И как он и обещал, вечером чай был с малиновыми ветками. Кстати, к чаю прилагалось и варенье, не сдавшееся в дождь, сидя или стоя под деревом, отчаянно отмахиваясь от комаров.

И все разошлись только тогда, когда банка опустела, и по её дну весело застучал летний дождь. Под дождь спалось почему-то плохо, и штаб-квартира руководителя развлекалась карточными играми под мелодичный и звонкий смех Галчонка, звучащий где-то там, вдалеке, из другого мира, сквозь пелену дождя.

8 августа или день девятый

Утро после днёвки было бодрым, рюкзаки были спакованы с бешеной скоростью, и в 9.40 группа уже вышла на маршрут. 2км – и мы в деревне Суколи. Приятно пообщались с двумя женщинами: " Ой, гляди, это те с большими сумками, ужас какой-то, я тебе говорила, что это правда, и я не выдумала! Это мы их 2 дня назад видели. Ой, как им, наверное, тяжело…" После нам ПРЕДЛОЖИЛИ взять яблок, и Галч отправился на дегустацию. С её слов можно было понять следующее, что дегустация – это был всего лишь предлог, чтобы заманить её поближе к дому, дабы бесплатно показать этот зоопарк на ножках домочадцам. Жильцы выбегали из хаты и дивилися на "огромную сумку" над "зоопарёнком". Яблок, правда, дали тоже, но нести Галчу их не доверили, боясь, что она не удержит (небольшой пакет такой…). Рассказали и бабки байки о себе, что зимой в этой деревне 3-4 человека остаётся, а под окнами настоящие волки бродят. А хлеб в деревню только по вторникам завозят, а к понедельнику они корки обычно догрызают. А на острове, что находиться на Освейском озере, когда-то деревня была, и не маленькая, а с колхозом, из которого на лодках хлеб вывозили. Байки байками, но главная новость была для нас не из приятных. Там, где мы хотели обойти озеро, с запада, оказалось для нас не реальным – там сплошные топи. И мало кто в деревне помнит заветные тропки. Так что мы дошли до края Земли.

Мы хотели настоящих болот на-те, вот только идти в них почему-то не хочется.. И прощупав все возможные пути, Игорь даёт команду возвращаться. И снова те же 2 км до стоянки, а потом знакомая дорога по горкам вверх-вниз, вдоль и поперёк. После 6 км ходу делаем привал и обдумываем наше положение. Вывод за всех делает Олег: "Ну чт хохлы прищурились, кан-кан будет танцевать!" И вот в ритм танца мы достигли Освеицы. Ирка даже ботинки до дыр стёрла. Тут мы нашли лесную тропинку вдоль озера, где можно было сэкономить километры. И вот пройдя 2 км, дорога под нами стала зарастать. Это стало настораживать, а когда впереди зажурчал ручей, и Игорь вброд пошёл проверять дорогу, а может быть просто помыть ноги, нас начали терзать смутные сомнения, которые вскоре оправдались – снова болото. Да, правильно кто-то сказал: "Будь осторожнее с желаниями, они имеют обыкновение сбываться". И мы с Наташей очередной раз подумали, что лучше бы мы с тем мужиком поехали, воодрузили рюкзаки на спину. Натянули рюкзак и Галчонку, которая увлеклась интереснейшим, но нудным занятием – комароубийством. Оставив после себя горку из 74 трупиков, мы снова спешили на трассу. Вот и Игналино. Спасибо Валентине, мы вернулись. И с гордо задранной головой мы продефелировали по уже знакомым дорогам и вышли на шоссе. Оно кишело машинами, которые так и хотели нас подвезти, (это мы поняли по их бойко удаляющимся задницам), но им было лень останавливаться, а мы не стремились потакать их желаниям.

Вдруг кто-то предложил остановиться на перекус. Сказано – сделано. Где стояли, там и сели. И как по заказу вечный наш молчаливый спутник – кладбище. Это было как раз у деревни Церковно.

А вот после неё дорога начала медленно поворачивать к озеру, и нашим взорам открылась чудная картина.

Да, стоило отпахать эти километры, ради вот этих вот красок. Вода в озере была коричневого цвета, и как потом мы поняли, это отражающиеся тучи давали такой цвет. А на горизонте заходящее солнце осветило узкую полосу воды, которая вся заискрилась и засверкала. В общем, ни в сказке сказать, ни пером описать. Тётки все вошли в раж, и только недовольные и вечно бурчащие мужики постоянно напоминали: "Оставьте пару кадров на Полоцк! Хватит уже озеро щёлкать!"

Но закат на Освее пропустить нельзя было, и на месте нашей стоянки за посёлком Чапаевским в часы пик было пусто. Все зрительские места в 1-ом ряду посмотреть на закат, были заняты. Полный аншлаг. И как Галчонок выразилась: "Кто не видел этого заката, тот пол жизни потерял!" В конце- концов все обрадовались, что свои полжизни оставили при себе. Всё-таки не зря в д. Игналино нас не забрали те 16 мужиков с носилками и с 8-ю лопатами, которые всюду мерещились нашей медсестре. И мы в очередной раз порадовались тому аисту в гнезде, который принёс нам удачу и кучу впечатлений, особенно с теми коровами, которые паслись недалеко и подозрительно косились в нашу сторону.

Однако, к каждому из нас подкралась, а затем проникла противная грусть – ведь это наша последняя ночёвка в лесу. А дальше пойдут автобусы, поезда, вокзалы. Мы уже стали задумываться о доме, о гусятнике, который было решено провести в ночь с 15 августа на 1 сентября, и как Олег добавил – утром сразу в универ.

Распечатали мы и макароны, которые были запечатаны в гермоупаковку Масюком и Бодровым, нашими водочниками, которые не придумали ничего лучшего, как запихнуть нам в макароны маленькую зелёненькую рюмочку, а к ней прилагалась записка (хорошо, что ещё не инструкция по её использованию) : " Большой привет пешеходникам-алкоголикам, которые стаканы даже в макароны пихают, от походников водников. Стакан вернуть на родину, приедем – проверим." 29.07.2000г.

Все были несомненно рады этому привету, откуда-то с нашего близкого, но сейчас такого далёкого Бреста. Пробила настольгия и Галча, благодаря чему у нас был небольшой песенный концерт. Но так как за плечами у нас было 147 км, то народ вспомнил о своей усталости и быстро разошёлся по своим палаткам.

Шура Крапивной в целях самообороны, на ночь выпросил у медсестры вату для ушей, так как его всюду преследовали маньяки-двууски.

9 августа или 10-ый день

Утро для всех начиналось по-разному. Я проснулась от каких-то непонятных пререканий, причём буйствовала явно Наташа. Прислушавшись к разговору, я поняла, что ничего страшного нет, просто Саша П. требовал своих законных полчаса сна, а дежурные девушки ему отчаянно противостояли.

Планы на сегодняшний день были вполне обычные: 14 км через деревню Буды, кирпичный завод и до Освеи. Как известно, туристы не ищут лёгких путей, и идти до города по прямой дороге не составляло никакого удовольствия, и по тому народ двинулся по квадрату. Это был наш последний переход, и народ интенсивно обматывал свои ноги пластырем, тщательно упаковывал свои полупустые рюкзаки, и вновь вступив в сапоги-скороходы, стал набирать скорость.

На взлёт первые 100 метров шли вместе, 3 минуты – полёт нормальный, 5 минут – полёт нормальный, и тут поломка у Галчонка – лопнула лямка. Глаза реммастера засветились, руки засуетились в поисках иголки и нитки, но… Но… Галчонок решил проявить самостоятельность, и руки реммастера так и не приложились к работе, так что реммастер так и остался не востребованным. Что , в принципе, и порадовало.

Дорога почему-то очень быстро летела под ногами, ещё б чуть-чуть, и у всех бы с ноздрей повалил бы пар, но мимолётный дождик немного притушил взрывоопасных передвиженцев. В Освею торопиться не надо было. Автобус оттуда на Верхнедвинск только в 20.00., и потому на привалах расслаблялись по максимуму. Галчонок постоянно жаловался на голод, то и дело нападая с сотоварищами ( Ирой и Натой) на чужие сады (кстати, расплачивался за это Игорь). Олег и Шура вертели в руках карту, изучая сверху-вниз и снизу-вверх, и видимо диву даваясь, сколько мы за сегодня прошагали. Саша П. думал как всегда о группе и оккупировал местные колодцы, наполняя водой всю существующую в наличии тару. Ну а я строго бдила за временем и собирала на всех компромат, занося всё в свои заметки.

На одном из привалов Наташа напала на осу (или пчелу), за что и была укушена в руку. Только общим скопом решили, что медсестре об этом не скажем, а то она у нас впечатлительная, может и гипс на руку наложить.

А медсестра у нас действительно впечатлительная и сентиментальная. Она так расчувствовалась, когда руководитель сказал, что это последний привал, что стала сыпать себе сено на голову, и всё это сопровождалось соответствующими эмоциями.

Игорь не стал проделывать фокусы и извлёк откуда-то оттуда, завалявшийся, чудом уцелевший, побитый и измятый, но всё же потом с аппетитом съеденный СНИКЕРС.

И вот последний километр до Освеи. Идём как всегда, растянувшись по всей дороге цепочкой, только не вдоль, а поперёк дороги. Бывал конечно у нас и авангард, и арьергард, но который тут же смешивался с общей массой, чувствуя себя не ловко перед серединой. Кто-то подбегал, а кто-то притормаживал. И вот такими перебежками, мы в 15. 30. достигли намеченного пункта. Там нас ожидал приятный сюрприз: в 20. 00. автобуса нет, зато есть в 16. 00. , т. е. через полчаса. Нам несказанно повезло. Хорошо, что мы нигде не задерживались, а то бы пришлось день терять. А так крохобор сгонял за вкуснющими пряниками, и мы уже с довольными лицами, жующими пряники, тряслись по дороге к Верхнедвинску.

Буянить абсолютно не хотелось, и все по очереди начали медленно погружаться в сон под тихое тарахтенье мотора. Даже те, кто пытался изобразить из себя интеллектуала, читая некие мудрые книги, в конце концов присоединились к храпящему племени. Лишь стойкие единицы остались в бодрствовании, но неподвижными, и потому мирная картина туристов ни у кого не вызывала подозрений. И так же, никому не мешая, при слове водителя "больница", где нам надо было выходить, тихо, будто ветром сдуло, мы выпрыгнули из автобуса.

На перекусе мы уселись быстро клевать, так как начинал накрапывать дождик, нужно было спешить под крышу остановки, да и время, до прибытия рейсового автобуса до Боровки, поджимало. (Кстати, перекус проходил, как обычно, под ЛЭПом, поэтому и аппетит был нормальный).

И вот мы на вокзале. Внутренняя пустота нам не понравилась, и мы сразу же по хозяйски обжили место: расставили рюкзаки, достали КЛМН, спальники, книги, единственное, что мешало, это железные дуги на креслах. А так как поезд у нас был только через 12 часов (в 5. 45 утра), можно было это время скоротать за спиливанием этих ручек, кому из ребят принадлежит эта идея сказать не могу, затрудняюсь. Но что идея оригинальная и блесщет своей простотой, сомневаться не приходилось, тем более, что на некоторых стульях эти железяки отсутствовали.

Палатка Саши П. и кусочки карпатской системы (без Шурика) сразу же отправились на местные магазины. Оттуда приволокли батоны, кефир и газ. воду. Шурик так обрадовался этим напиткам, что уже предвкушал, как он будет заглатывать батон с борматухой. Время до ужина ещё было, и каждый развлекал себя как мог. Наташа с хитренькой улыбкой предложила сыграть в кента, где надо пощипывать, подмигивать, вот только кому, как и зачем, мы не очень то поняли, да и слишком весёлая усмешечка Наты не очень располагала к игре. И потому 2 Шурика и Галч с Игорем быстро принялись расписывать штуку, а мы с Олегом удалились в мир литературы. ну а Ире с Натой ничего не оставалось, как пойти прошвырнуться по городу.

Галчонок ловко обыграла мужиков, и мы с ней, похватав вёдра, сковородку и пайку с черпаком, побежали готовить ужин, а вернее попрошайничать и выклянчивать чью-нибудь кухню для готовки.

Семейка куда мы попали оказалась самой суперской из суперских. Пока вода в вёдрах закипала на плите, нас затолкали в зал, посадили на мягкий диван и устроили пытку телевизором, где шёл мультик про снежную королеву.

Нам рассказали последние новости, происходящие в мире, рассказали о своей жизни, пораспрашивали о нас. А нас же хлебом не корми, только дай байки про туризм потравить. Бедной бабуле пришлось выслушать Галчонка, которая с увлечением размахивала руками и расписывала, какие чудесные у нас коврики, что они такие специательные, что не пропускают ни воду, ни холод. ну а за терпеливость мы этой бабуле оставили мяту, а то она уж больно вкусно пахла на всю кухню.

Макароны мы впервые за весь поход процеживали через дуршлак, а тушёнка была целая 0,5 банка, да ещё и с луковицей, что нам бабуля дала. И вот 48 раз поблагодарив их за аренду кухни, и 48 раз выслушав их предложение о том, чтобы прийти к ним ночевать, мы распрощались и пошли скорее к нашим, дабы ужин из горячего не успел перейти в холодный. Как народ вёл себя без нас не знаю, но то, что при виде пищи желудки у всех зашевелились, это я могу утверждать точно. Вокзал тут же наполнился ароматами, и сидящие по соседству люди стали часто сглатывать слюну, заставляя свои глаза не смотреть в ту сторону, где наши ложки мелькали с завидной частотой.

После ужина Игорь и Шурик взялись за книги, а Галчонок за гитару, все остальные стали слушателями её песен, причём новые песни, посвящённые вытянутым ногам Крапивного "что-то стало трудно дышать, что-то с носками надо решать…". И вот с такими песнями мы и не заметили, как 9 августа плавно перешло в 10-ое.

10 августа или 11-ый день

Мы проснулись. Это хорошо. Значит мы всё-таки спали. Не все, конечно, но большинство. Особо охотливые сбегали к колонке умыться, дабы ничем не отличаться от других Ненормальных людей.

Дорога от Боровки до Полоцка мало кому запомнилась, т.к. все, заняв как можно больше места в вагоне, видели цветные сны. Или цветные картинки в окне.

По прибытию в Полоцк, мы долго не могли решить вопрос, на какой поезд брать билеты: Полоцк-Барановичи или Полоцк-Минск. Целый час рассуждая, взвешивая все за и против, мы склонились к третьему варианту. В 14.40 электричка на Молодечно, где через 15 минут после нашего прибытия отходит электричка Молодечно-Минск.

Ну а пока до 14.00 времени много, можно было отправиться на лицезрение местных архитектурных памятников. Но с голодным желудком на историю не тянет, и мы все загрузились в "Бульбяную" недалеко от вокзала. Тут нам предложили грандиозное меню: в тарелке валялось картофельное пюре с биточками и компот. Больше ничего и не было. Первым повезло больше, они смогли ухватить ещё порцию салатика (ну это как сказать…).

Вкус еды несколько настораживал, а компот так и вовсе отбивал весь аппетит. И вот с такими голодными, но набитыми животами, мы отправились глазеть на достопримечательности. По дороге нас всех обуяло "секстое чувство", но подавив в себе всякое желание свернуть, мы пересекли 2 моста через р.Полота, затем медленным бегом покорили высоты стадиона, а затем и вершину красоты – Полоцкую Софию. Вот она оказывается какая, отреставрированная, но хранящая в себе немало тайн того 11 века. Жаль, орган нам услышать не удалось, и сфотографировавшись и полюбовавшись на Двину, мы посетили краеведческий музей, а затем и музей с древними книгами и выставку гобеленов. Но больше всего поразила библиотека Симеона Полоцкого с огромным глобусом посреди зала. В самой библиотеке царил дух творчества, что сразу же захотелось полистать все эти уникальные книги.

Хватило у нас времени и посетить монастырь Евфросинии Полоцкой, где мы получили дозу некой духовности и умиротворённости.

Ну а после чего дикие скачки на поезд, по дороге забегаем в магазин и успеваем купить чего-нибудь существенного.

А в самом поезде мы повторяли один и тот же сценарий – спали. Лишь после двух часов езды всех разбудило одно и то же чувство голода, которым мы заразили и медсестру. Поэтому плотно поев, а для некоторых легко перекусив мы занялись разбором похода.

Как оказалось, после похода у всех осталось отличное настроение, заряд бодрости и только положительные эмоции. Лишь только отдельная личность пыталась найти негативные стороны во всём, и речь свою эта личность начала со слов: куда рвались на то и нарвались. Впору вспомнились и строчки из песни: "А всё кончается, кончается, кончается… И каждый был открыт таким, как был…"

Вот например открыли для себя пофигистку нашей группы Голку Иру, у которой всё ещё началось с Бреста. Когда она уходила в поход, то ей уже тогда было пофиг куда.

Вот и думающий элемент нашей группы – Маркевич Ирина. Даже на нашу просьбу: "Ира, ты можешь не думать?!" – она всегда отвечала однозначно: "Надо подумать."

Вот и Крапивной Шурик, который открыл в походе для себя и для всех нас простую истину: "А чего зря молчать!"

Наташа Сидорук. Для неё поход тоже не прошёл даром, в нем она нашла не только себя, но и свою вторую маму.

Саша П., который всё переживал, что мы его неправильно вписали в маршрутку, что он был только в "единичке" руководителем. Теперь же он смело может говорить, что был в 2-У. Кстати, Саша очень любит поспать.

Линкевич Олег. Охарактеризовать его можно так: "Молчит, молчит, а потом как ляпнет…" Вот так и запомнили мы его как молчуна-ляписта.

Я, Корнелюк Инна, по словам друзей, обо мне скажет моя летопись, но все видели, что на стоянках я с усердием что-то писала, сочиняла.

И Савастюк Игорь – отличный руководитель и верный помощник и друг. Во многом благодаря ему поход состоялся.

Время разбор много не занял, и мы быстро перешли к сладким планам на будущее, т.е. к гусятнику. Игорь всех подробно опросил, кто что желает, и мы быстренько составили меню.

После 10-тидневной однообразной пищи в походе, фантазия у народа буйствовала, но в конце концов список пришлось сократить.

За беседой мы и не заметили, что подъехали к Молодечно, да ещё и с опозданием. И боясь не успеть на электричку Молодечно-Минск, которая ужё должна была уйти в это время, мы, и не только мы, бегом кинулись на поезд. Составов стояло несколько, но мы как будто каждый день так бегаем, безошибочно нашли свой единственный.

И тут Галчонок распаковала гитару, и полились мелодии одна за одной. Спать даже если и хотелось, то и не спалось, т.к. был "Ой, то не вечер…" Игорь и Шурик не отступили от своих привычек и подоставали книги, но всё же прерывая своё чтение, чтобы послушать песню или сделать очередной заказ. Окружающие нас пассажиры абсолютно безучастно отнеслись к нашему концерту, особенно когда слова песни почему-то забывались, а сосед-мужичок быстренько отрапортовал недостающий куплет. Стало темнеть, а свет в вагоне не включали, но нам это было даже на руку, создавалась такая тихая романтическая атмосфера и жаль было, что время так быстро пролетело. Вот мы и в Минске, а ведь совсем недавно колесили по освейским дорогам, кормили комаров, слепней, покоряли горки и подкрадывались к озёрам.

Сейчас мы в Минске, где каждый расходится по своим делам, и поэтому здесь, прощаясь и обнимая друг дружку до скорой встречи, именно здесь на Минском вокзале можно объявить поход "Освея-2000" – закрытым, а лучше пройденным.

Летописец - Корнелюк Инна.
15 августа 2000 г.

Дата Время   Кол-во     Время   Путь Средняя    Время     Время на
     выхода  привалов   в пути  (км) скорость постановки постановку Местность
       /     Время      Чистое       (км/ч)     лагеря    лагеря
     прихода на привалы время
1.08  8.20   10  4.30   11.00    26    4        20.50     1.30	оз. Нещердо
      19.20             6.30
2.08  12.25  6   1.45   5.55     14    3,5      19.30     1.10	оз.Шевино
      18.20             4.10
3.08  10.00  7   2.55   7.50     21    4,2      18.30     0.40	д.Глоты
      17.50             4.55
4.08  10.30  8   3.10   7.20     21    5        19.45     1.55	на канале перед д Кр. Бор
      17.50             4.10
5.08  10.35  7   4.05   8.55     24    4,8      20.30     1.00	оз. Белое
      19.30             4.50
6.08  12.30  5   3.05   6.15     16    5,3      19.45     1.00	оз. Освея
      18.45             3.10 
8.08  9.40   7   2.30   8.30     25    4,2      19.30     1.20	Д Чапаевск
      18.10             6.00  
9.08  12.05  3   1.00   3.25     14    5,6 			
      15.30             2.25 


Итог:  161 км

Средняя скорость – 4,7 км\ч
8 озёр
25 деревень
Съели 70 кг пайки
Проехали в 7-и поездах.
Все довольны!!!
RATING ALL.BY KMindex
X