Турклуб Берестье
Главная |  О клубе |  Полезности |  Летописи походов |  Фотографии |  Песня |  На привале |  Ориентиры |  Гостевая книга
ЮЖНЫЙ БУГ – 2002 (май) [рук. Кучур Е.]

Ну что? Вёсла к бою!!!

5 МАЯ. ВОСКРЕСЕНИЕ.

-Доброе утро!
-Какое доброе утро? Христос воскрес!
-Во истину воскрес!

Это мы отправляемся на Южный Буг, а потому мечемся по клубу в 7 часов утра, зеваем друг на друга и таскаем байдарки и рюкзаки в караван "Запорожцев", выстраивающихся у входа.

Провожающие огорчённо собираются в пустующем клубе, т.к. их уговорили рано проснуться, чтобы затащить девчоночьи рюкзаки, а помощь оказалась случайно не нужна (для тех, кто не догадывался о "такси"). Провожающие чувствуют себя фантиками, примчавшимися в такую рань в клуб, они "мило" улыбаются.

А вот наша команда:

КУЧУР ЕВГЕНИЙ – наш руководитель, легко откликается на зов "адмирал". Серьёзный он только когда надо и когда шутит. Разбирается во всех словесных тонкостях водного похода, а потому с удовольствием пинает нас за "не морской" жаргон.

МОРОЗОВА НАТАЛЬЯ – это наш Михалыч. Жутко заядлая кофеманка и манканеешка. Умеет удивительным образом изменяться в походах до неузнаваемости: синеть в пещерах, краснеть на воде…

Женя и Наташа каждый день седлают "БЕЗЫМЯННУЮ" байду, или "АДМИРАЛЬСКУЮ" - для уточнения. Выглядит байда по-королевски, аккуратненькая, стройненькая. На Женьку смотреть было любо-дорого, когда он грёб, тоже как-то по-королевски. И Наташа впереди с веслом – тоже ничего так, в панаме такая вся и в спасжилете – королева.

ДОМНИЧ СЕРГЕЙ – парень такой, слегка высоковат, ну да ничего, зато умеет байки всякие рассказывать. И ещё у него есть одно очень весомое достоинство – он географ.

НАТАША СИДОРУК – наш крохобор. После этого крохоборства стало ясно, чем меньше крохобор вмешивается в дела пайки, тем поход проходит сытнее как-то. Нам понравилось.

Наташа и Серёга – это наши "ПАЦАНЫ". И байда у них "Пацаны", и ходили они на ней как пацаны, а килялись так вообще как настоящие пацаны. А название им Коля придумал, потому что он физик.

ПАНЬКО САША – наш украинский шпиён, но почему-то с нашим флагом (чтоб никто не догадался). Это для солидности.

КОРНЕЛЮК ИННА – наша медсестра, прекрасно владеющая макраме из бинтов и пластыря. НЕ смотря на то, что ворона, куковала нам время не хуже любого дятла.

Инна и Саша очень долго не могли определиться с названием их байды. По старинке она была "БЫВАЛЫЙ", что и без названия бросалось в глаза, стоило только на эту байду взглянуть. Лишь после некоторых событий она обрела своё название "ЛИДЕР", но т.к. старое название деть было некуда, то невольно получалось "БЫВАЛЫЙ ЛИДЕР". Это ещё и наиболее психологически устойчивая байда, ибо Саша сразу всем объявил, что у него самый спокойный матрос. А матрос – дело конечно важное.

ЛЕБЕДЬ КОЛЯ – реммастер. Вроде и мастер на все руки, и помощник хороший, и сообразительный сам по себе, и фотомодель хоть куда, да вот только наградила же природа его этой гадостью – он шарит в физике.

Хе-хе, вот и я осталась – МАРКЕВИЧ ИРИНА – или Галчонок, или типа летописец, или почему-то ещё и деньгоносец, и чуть-чуть фотограф (вместе с Женькой), и ещё гитароигралец и котлыусебядержалец. Я никого не обделила?

Коля и Ира образуют байдарку "АйСБЕРГ", название к которой закрепилось сразу. Байду и носило по реке туда-сюда, что вполне напоминало "дрейфующий айсберг". Туда-сюда байду носило от того, как Коля управлял байдой, а главной тягловой силой выступал конечно матрос, что подтверждают многие фотографии.

Вернёмся в утро. 8.35 – отправляется поезд на Заболотье. А точнее пытается отправиться, т.к. Вова Гусев предпринимает последнюю попытку уехать с нами и руками раздвигает закрывающуюся дверь. Из-за Вовы выезд задержали на 30 секунд. Но сегодня не его день, и мы уезжаем без него.

В поезде ничего особенного. Байда "длинных" изображает интеллектуалов, а остальные по тройкам сражаются в тысячу.

В Заболотье меня проверяют на наличие спиртного, заставляя расчехлить гитару. Это видимо оттого, что на вопрос: "Что там?" – Я ответила: "Скрипка!"

11.00 – 13.55 поезд на Ковель. Пьём пиво! Как же! Покупали 12 бутылок, а выдали 16! (4 бесплатно). Сразу видно, спорт и туризм в нашей стране уважают.

13.55 – 16.55 Вокзал в Ковеле. Земля. Спим, гуляем, кушаем.

16.55 Офигеть! Нам твердят, что нам надо взять багажные билеты в поезд Ковель – Одесса, но ещё всё время твердят про какой-то мягкий вагон. Ну не брали мы таких билетов. Мы ж как обычно, в украинскую колымагу без окон и дверей.

А дальше читайте сказку:

Как только втискиваемся со своими грязными байдами в вагон, то сразу хочется повиснуть в воздухе, ибо пол как-то неестественно серебриться и блестит, но о стены тоже лучше не опираться, т.к. пока что они новые, сделанные под мрамор, а уж о том, чтобы залечь на обитых БОРДОВЫМ БАРХАТОМ МЯГКИХ! полках, мечтать вообще не приходилось. Первое впечатление: " Интересно, а что будет в туалете? Душ или сразу джакузи? "

А туалет, в общем-то, как туалет. Чистый, красивый, без запаха, с мылом и водой.

За багажными билетами отправляем Сашу, как самого быстрого. Проводница жутко волновалась, успеет ли.

- Ой! Хоть бы догадался в любой вагон впрыгнуть.

- Ничего, он у нас сообразительный, - ответили мы.

- Он у нас во Львове живёт, - гордо добавил Коля.

Ну, а ели и пили мы там как в любом другом вагоне, а большую часть времени спали, пока в 1.46 нам не отворили эксклюзивные двери для выноса байд. Мы в Виннице. Опять кушали. Пытались спать, но Женька подло всех будил, чтобы мы не теряли бдительность времени и не расслаблялись, и чтобы реакцию движений не теряли. Но сон в основном взял своё, когда мы сели в поезд Киев- Жмеринка.

6 МАЯ. ПОНЕДЕЛЬНИК. (Типа Серёгин день).

По идее надо было ехать 6 остановок. Почти все хорошо уселись, начали понемногу дремать. Вот проехали одну остановку, затем вторую. В это время глаза были открыты у Коляна, так как он читал газету. Тут машинист объявляет следующую остановку, все как прежде дремлют. Женя поинтересовался у пассажиров: "Что это за остановка?"

-Это станция Гнивань, а вот следующая…

Вот какая станция следующая мы так и не узнали, а через 20-30 секунд уже выгруженные стояли на улице и сонными глазами провожали уходящий поезд. Прибыли на место.

(продолжение летописца) И тут:

-Куда вы едете! Воды совсем нет! Все байды поломаете, все шкуры порвёте! У меня сын только что вернулся – там воды по колено. Похода не будет! – это вынырнул из глубины вокзала какой-то мужик.

Время 4.30 утра. Мы растерянно смотрим то на мужика, то на байды и удручённо переглядываемся между собой. Что теперь делать? И тут мужик спросил:

-А как пройти к Южному Бугу?

Женька махнул вперёд по ходу поезда, и мужик умчался в указанную сторону.

Мы перекочевали к скамейкам, когда начал накрапывать дождик, который пытался тоже подпортить настроение. Вспомнили о Светкиной шоколадке и её наказ съесть её, как только пойдёт дождь, для его прекращения. С погодой решили не шутить, и хоть капало совсем слабо, и сытые мы были до отвала, шоколадку мы съели. Дождь сразу прекратился, и нас ждали 7 солнечных жарких прекрасных дней, о которых мы ещё не догадывались.

По словам Женьки до реки было 5 км, надо было и на мост забираться, и через лес с волками идти. Мы настроились решительно. Водрузили на спины 30 кг рюкзаки, а ребята 42 кг байды и двинулись вперёд по ж\д ходу поезда. Светало.

Через 15 минут мы подошли к ж\д мосту, а внизу блестел тот самый Южный Буг, мы укоризненно посмотрели на Женьку: "А где 5 км?" Перед мостом свалились на отдых, кто-то рванул сразу вниз к рекe, а Женька выяснил, что через мост поезд будет идти через 10 минут, а потому срочно сказал переходить мост. О том, что выкроить время для перехода сложно, мы потом убедились, так как поезда летали как мухи туда-сюда.

Идти по мосту было не очень приятно, внизу пустота, всюду ветер и железные конструкции не внушающие почему-то доверия. Когда мост закончился – мы с облегчением вздохнули. Спустились налево к небольшому болотистому затоку Южного Буга, от которого шумело лягушками.

Сварив первый горячий завтрак, мы продолжили впихивать в себя "мамины бутерброды", как обычно живущие 3-4 походных дня, вместо положенных "на дорожку". "Бутербродов" после поглощения осталось всего 2 сумки.

А потом начались сборы и зашивания. Галч и Наташа сбегали в Гниваньский магазин, закупить очень важные вещи. Например (вот пошли тёток в магазин!):

1. Вместо бутылочки с бензином – баллон с газом для заправки зажигалок.

2. Вместо шнура – верёвку 10-ку.

3. Вместо 2-ух коробков спичек – 2 упаковки по 10 коробков.

Но зато мы купили Женьке ложку, после которой он повеселел и оживился.

Только к 12.00 мы более менее разобрались, собрались зашились и спаковались, и всё по жутко многочисленным пакетам.

Наиболее продуманным, не считая адмирала, оказался Коля. Мания ко всякого рода упаковкам сразу бросилась в глаза. То, что каждая пара носков укладывалась в отдельный пакетик, носки собирались в общий пакетик, который укладывался в пакет с одеждой, который укладывался в общий пакет, который запаковывался в герму – всё это можно было понять.

Но зубная щётка, положенная в футляр, положенный в пакетик, запакованный в рыльно-мыльное, сложенное в пакет и запакованное…

Как объяснял сам Коля, кроме мелких пакетов под водку, больше никаких пакетов не нашлось.

Наташка и Серёга устроили конструкцию, когда рюкзак умудрились запихать в пакет весь целиком.

Наконец-то собравшись и поотгоняв коров, которые хотели тоже в поход, мы байды спустили на воду. И сами туда тоже вползли.

Ощущения приятные и необычные. Впервые пробуем вёслами воду и ищем оптимальные пути гребли. Войдя в ритм, начинается сплошное грёб-грёб.

Ната и Сергей сразу как-то поотстали и начали игнорировать наше общество. Серёга наверное с удовольствием принимал весляные души от Наташи и удивлялся, почему это другие их не принимают.

Адмирал внимал эмоциональные ощущения Михалыча от грёбли.

Инна и Саша пытались понять свою байду, ибо она как-то подозрительно прыгала по волнам и изгибалась как змея.

Мой капитан считал. (Один, два, три…) Сперва, по наивности, я думала, что он оценивает мои хилые силёнки в гребле, и потому, дабы совсем не упасть в грязь лицом, я ещё более усердно начала грести. На числе 15 капитан остановился:

-Ты 15 гребков сделала неправильно. Сколько раз я тебе говорил, не макай всю лопасть до ручки. Ты думать будешь?

Где-то в середине дня мы увидели на берегу компанию хохочущих девиц, а неподалёку по Бугу плыла деревянная лодочка с парнем и девушкой. Байда Коля-Ира подошли к самому борту, на котором было написано "TITANIK", девушка и парень улыбались.

-Титаник? – удивились мы. –Ну тогда мы айсберг!

Ну а к вечеру мы так и решили назваться "АЙСБЕРГ".

Часов в 16.00 по левому борту виднелась горка, а там тьма-тьмущая отдыхающих и празднующих.

Увидев нас, они замахали руками и закричали. Ну мы тоже замахали вёслами и айда к ним вот так сразу.

Дело закончилось тем, что вся команда расположилась дремануть на бережку, а адмирал по очереди катал всю эту толпу, то детей, то больших дядь (надо сказать, что на Украине дяди действительно большие), а то пьяных тёть. В конце концов Женька сварил им ещё и ухи и всех накормил, особенно нас, да ещё и тем, что у людей на столе было: мясные рулеты, колбаса, пироги…

Как только толпа отчалила "до дому, до хаты…" мы поставили палатки, разожгли костёр и поужинали. А потом залегли спать полные впечатления за очень долгий сегодняшний день.

7 МАЯ. ВТОРНИК. Автор – Инна.

Пробуждение было приятным: поют птички, пригревает солнышко, уже привычно и как-то по домашнему мычали коровы. Вот только Саня и Коля не прочувствовали этой прелести, и упоминая какую-то бабушку, ругали горлопанистых пернатых существ. Однако руководитель не дал спокойно понаслаждаться утром, под команду "Подъём!" личности пулей вылетели из палатки. Перловый завтрак и чай с остатками "маминых бутербродов" быстро был поглощён и все занялись хозделами. Женька спросил:

-У кого какие проблемы?

-Нет, никаких! – хором ответили ребята, копошащиеся в своих байдах, что-то подвинчивая, подкручивая, подклеивая и подбивая. И только (а может и уже) в 12.50 мы спустились на воду. И 1.5 часа были вчерашние будни грёб-грёб, грёб-грёб, грёб-грёб-грёб. (Грёбаное авторство сохранено). А потом началась веселуха.

Веселуха №1: плотина в Сутисках. Байды надо обносить, но прежде мы попрыгали по камням, посмотрели на дивные струи пенящейся воды, сфоткались, а кое-кто (не будем называть Галчонкино и Михалыча имён), успели открыть для себя купальный сезон (очень неожиданно и даже в одежде). После получасового отдыха мы вновь погрузились в свои у кого сухие, а у кого и мокрые места. И по мере продвижения вперёд, наши желудки с каждым грёбом всё громче и громче напоминали о своём существовании. Но мы вначале полюбовались красотами пейзажев огромной скальной породы, такой огромной и зеленеющей сверху лесом, а уж потом покормили четвероногого друга.

А в 16.00 началась веселуха №2: 1-ый порог. Хотя нет, перекат, а вернее шивера – это ускорение воды с небольшим нагромождением камней. Здорово так. Значит так. Первое ощущение – шум ревущей воды как-то настораживал, ускоряющееся течение ускоряло движение радиальных мышц глаза так, что зрачок стремительно расширялся, а глаза фиксировали бурный поток волны и прыгающего по нему адмирала. Сердечко застучало, уши заблокировались от ненужного крика капитана, т.к. весло застыло в руках и двигаться наотрез отказалось. Вторыми за руководителем пошли "Пацаны" (Ната и Серёга приобрели название из уст капитана "айсберга"), за ними непосредственно "айсберг" и завершил всё это "Бывалый" У-ф!! Прошли. Сердечко успокоилось, кольцевые мышцы привели зрачок в естественное состояние, и все быстренько причалили к берегу. Только "Пацаны" долго искали места парковки, а так всё прошло без инцидентов. Женька нашёл небольшой заток, выстроил нас вдоль него, а сам с веслом встал на камень напротив нас. Зачем весло мы не знали, но на всякий случай народ начал раздеваться, разуваться и принимать боевую стойку. Наш адмирал толканул речь: "Ну что? поздравляю вас с первым пройденным порогом, и властью, данной мне Нептуном, я посвящаю вас в туристы-водники." Последние слова были плохо услышаны, так как весло пришло всё-таки в движение, да нет, не по головам, а в соответствии со своим предназначением – в воду, наградив нас целым каскадом мокрых и холодных брызг. После уворачиваний, приседаний и закрывании руками лиц, мы увидели как наш руководитель извлёк бутылочку шампанского, отправив пробку плавать по воде. Мы жадно осушили её до дна, и даже непьющему Галчонку закапали пару капель в рот и нос – для профилактики, пусть не отличается от остального народонаселения. Нет, пьяными мы не были, шаткой походки видно не было, разве что байда уходила то к правому, то к левому берегу, утончённо виляя задом перед остальными такими же утончёнными байдами.

И тут веселуха №3: мельница разрушенная. Сперва мы прошли по берегу, осматривая путь прохождения. Женька скомандовал:

1. Камень обходим справа.

2. Забираем резко влево, чтобы не унесло течением в канал мельницы.

3. На выходе резко влево, чтобы не врезаться в огромный камень.

Затем нам было продемонстрировано правильное прохождение порога. Мы напялили каски и спасжилеты и ринулись в порог.

Я и Саша налетели на первый камень, что Саше пришлось оперативно выскакивать из байды.

"Пацанов" чуть не затянуло в мельницу.

А "Айсберг" чуть не врезался в последний камень (у тёток есть удивительная способность в нужный момент грести не тем веслом!) , но матерщина сделала своё дело и байда вырулила.

Все три нельзя были нарушены. А что же дальше? А дальше было 18.00 и надо было искать место для стоянки. Но прежде решили развлечься прохождением под мостиком, когда в экстренном порядке пришлось полностью занырнуть в байду, что бы не произошёл снос башки. Сей трюк выполняли не все.

В 18.55 по Женькиной просьбе я громко крикнула, и мы стали на стоянку. Причём разбили её с такой скоростью, что в 20.30 мы уже поужинали. И наконец-то была распакована гитара и полилась галчонкина песня, соревнуясь своими перепевами с соловьями. Женька потравил пару рассказов о прохождении порогов, а в 23.45 все потащились к своим палаткам.

Итоги вечера:

1. Наконец Брестское пиво погрузилось в наши желудки, а сушёная рыба ждёт своей участи.

2. Наташе (Михалычу) таинственный друг подложил конфетку, а мне мой – букетик цветов.

3. Был съеден мой сладкий сюрприз – халва. Пошёл хорошо. Особенно у ребят под бутылочку bonaqua.

Кто-то в палатке продолжал грести вёслами. Домнич рассказывал байки, а Женька ругался: "Вы спать будете! Не дают соловьёв послушать!" Вокруг тихо оседала роса.

8 МАЯ. СРЕДА. День, вроде как адмиральский.

Эти враги решили, что 8 ушанов на шее – это мелочи, и решили повесить на неё ещё и летопись. Ну ладно, я им понаписываю.

День начался как обычно. Встали, позавтракали, собрались и вышли почти нормально (на целый час раньше, чем вчера).

Вот и всё, что адмирал мог выдавить из себя, но и это много, ибо всё остальное он нам сказал по пути нашего сегодняшнего дня, а цензура это просто не пропустила.

Так вот, грёбали мы долго и упорно. Перекусили по пути, а потом всё и началось.

Первый порог был совсем небольшой, не считая того, что сначала жутко сносило вправо в кусты, из-под которых надо было вырулить, ну и дальше обогнуть несколько камней и парочку гиппопотамов.

Ну, в удачном прохождении байды адмирала мало кто сомневался. Адмирал умудрялся ещё неспешно рассказывать по пути, как именно следует проходить порог, давал рекомендации по грёбле. А потом адмирал укрепился внизу порога и выполнял роль регулировщика.

"Айсберг", как обычно не без острых словей, но вполне удачно пролетел порог, и довольные матрос и капитан потиху начали разворот.

Дальше интересней было смотреть именно со стороны "Айсберга", и на адмирала, ибо места проишествия всё равно видно не было.

Сперва Женька настойчиво махал руками, то вправо, то влево, он был похож на птенца, отчаянно пытающегося взлететь. Затем Женька вдруг перестал махать руками, покачал головой, что-то нецензурное прошевелил губами, потом вдруг рукой закрыл глаза, а когда открыл начал махать ещё отчаянней, потом безнадёжно отмахнулся и схватился руками за голову.

В этот момент мы с капитаном вышли на обзорную площадку и восстановили ход событий.

Инка и Саша, не успев как следует войти в порог наскочили на бегемота в самых дебрях кустов. Они теперь безуспешно корпались среди ветвей (наверно строили гнездо). "Пацаны", неизвестно по каким причинам, тоже рванули в порог, а так как Инна и Саша уже заняли правый камень и перегородили проход, то "пацаны" уселись на свободный левый камень, а снявшись с него байда ушла в самую гущу бегемотов, что Нате и Серёге пришлось выпрыгивать из судна и волоком тащить его по спинам бегемотов. Инна и Саша байду также вручную вытолкали на плёс.

Придя в себя мы расселись по байдам и продолжили движение. Впереди виднелась труба (хи-хи, для тех, кто знает дальше).

И порог такой перед трубой, обыкновенный.

Первым отправился адмирал, если вначале порога были парочку небольших бегемотов, то к концу порога слева разместился огромный камень, за которым притаились два подводника, а справа, так вообще, всё кишело от бегемотов:

Задача: вырулить за торчащий камень. На этот раз Адмирал схватил одного бегемотика за животики и отделался лёгким испугом. "Айсберг", очень даже не плохо прошёл порог, но сам не понял как. Наконец на порог нацелились Инна и Саша, и с криком: "Вперёд! На большую охоту!" – ринулись в самую гущу камней и бегемотов.

Байда завизжала. Инна выпрыгнула, Саша ушёл под воду, затем с трудом вылез из халахуба и что-то отчаянно пытался удержать под водой (я знаю, это была добыча!) . Инна с глазами величиной с блюдце выловила мешок с вещами, пытающийся уйти дальше по маршруту.

Адмирал и Коля уже спешили на помощь, когда байда с треском обволакивала камни. Поток воды бил внутрь байды, рвались деки, стояла ругань скрежет вёсел и железа, рокот воды. Человек казался беспомощным в этой стихии.

"Пацаны" тихонько плавали вдоль начала порога.

О вычёрпывании воды из байды речь уже не велась, шутка ли, целая ванна. Ребята пытались опрокинуть байду, чтобы убрать её из неиствовавшего потока. Перекошенные лица, последние усилия и обмякшее тело байды поддалось.

Слегка вздохнули и разошлись по своим кораблям. Женька небрежно махнул "пацанам": "Идите сюда!"

Им ничего не оставалось как идти в порог. Более перепуганные глаза пацанов мы увидим дальше, но и сейчас они поражали своими размерами. Подгоняемые страхом, пацаны так хорошо прошли пороги готовы были уже закричать от радости,но им не дал это сделать бегемот, тот самый, что притаился за большим камнем. Серёга опять купался по пояс.

В себя мы не пришли, Саша выбирался на берег вплавь, Инну транспортировал адмирал, а тело байды привязали к "Айсбергу" и отбуксировали на стоянку. Почти под самой трубой.

Стоянка здесь хорошая. Рядом есть и родник, и ручей.

Через 5 минут стоянка превратилась в место взрыва. Рядами сушились таблетки, бумаги, пайка, часть одежды. Зато документы и сменная одежда были в полном порядке. Народ уже находился в поисках верёвочек, чтобы завтра все свои вещи привязать к байде. Именно теперь вспомнилось одно из предложенных названий "Лидер". Ребята задумались.

Тело байды осмотрели. Всё оказалось лучше, чем можно было ожидать. Сильно пострадали только деки, и шпангоут сломался в трёх местах. Но всё поправимо.

Начались вечерние будни, готовка, рубка, сушка.Ужин сегодня намечался особый. Коля в лесу нашёл вроде как шампиньоны, и настоял на их вкидывание в суп. Желудки подтвердили, что это были всё-таки шампиньоны. Пока старый морской волк спал (в силу рационального использования времени) подоспела (а может и подопаздала) манка. Пошла с аппетитом. Окончательно потроха забетонировали киселём. Вечером особенно буйствовали таинственные друзья. То конфеты, то цветы. А Галчу таинственный друг положил бузину – ядовитое растеньице. Вот так вот!

Всем спокойной ночи!!!

9 МАЯ. ЧЕТВЕРГ. Колин день с добавками.

Так случилось, что моё дежурство совпало с моей летописной очередью. Проснувшись с первыми лучами солнца (Лебеди, они птицы ранние…), понаблюдав за рыбаками, которые ловили сомов на перемёт, принялся разводить костёр. Поднялся Галчонок, и мы приготовили завтрак: гречка с тушёнкой и зажаркой, чай. Народ уже к этому времени стянулся к костру.

Только Наташу попросили задержаться в палатке, у нас ещё не всё было готово к её поздравлению. У неё сегодня 2 праздника: день Рождения и день Победы. Мы наловили ей в подарок целую корзинку морских ракушек, надули шары, ребята вычудили экибану, распаковали по такому случаю гитару и с песней попросили Нату вылезти из палатки. И после, поздравив, с хорошим настроением перешли к обыденному распорядку.

День обещал быть трудным. После серьёзного крушения "Лидера", его требовалось реставрировать, что мы с Сашей и делали. Серёга латал корму своих "Пацанов", Михалыч мирно читала газету, Женька с Натой-крохобором отправились в магазин, вернулись через час, затаренные вафлями, кетчупом, майонезом, пивом и прочими нужными продуктами. Саше приобрели уплывшую кружку, но т.к. "Саши" не оказалось, то народ долго решал, брать "Кристину" или "Артёма", и к счастью для Саши остановились на "Артёме". Инна с Галчонком штопали Лидера.

К 14.00 починка была закончена, принялись собираться в путь. Собравшись, сели перекусить. Перекус был отменным, чай с бутербродами, сало с кетчупом, вафли и щербет из сюрприза.

В 15.30 мы были на воде.

Через пару сотен метров радость – шивера, ещё пару сотен – опять шивера. Адреналин уже играет. Прошли под мостом. По берегам стояли отдыхающие, которые с интересом наблюдали за нами. Одна девчонка просила прокатить детей, но не сошлись в цене: она предложила за 1 час 1 кусочек шашлыка, а я сказал за минуту, компромис не нашли (не помогло даже личное обаяние…). Пришли к чему-то большому, как позже выяснилось – к Киевскому порогу. Пока выгружались, то к нам подошли на катамаране. Двое забавных мужиков разговаривали на пониженных тонах, ибо рядом развалилась их "мамочка" – дамочка не хилых размеров, сладко посапывая. Мужики с нежностью в голосе говорили о том, что не стоит будить мамочку до и во время прохождения порога, и с умилением оберегали спящее тело.

Мы отправились осматривать порог. Уже только от его вида кровь в жилах закипала, как и вода в нём. Шум стоял страшный., а Женька показывал в самые беснующиеся места, определяя их для прохождения. Всем наверное хотелось оказаться на месте спящей "мамочки".

Порог был большой продолжительности, куча камней и бегемотов, а главное, очень неудачное время для прохождения. Не видно ничего – так солнце светило на воду и глаза и слепило. Ориентироваться надо было только по людям на берегу, да даже и это было не так просто. Можно было с уверенностью закрыть глаза – так даже полезнее. Выглядел порог примерно так:

Первые отправились Ната и Женя. Прошли красиво, но не совсем как хотели, но всё равно были довольны.

Приняв спасики и каски отправились мы с Галчонком. На выходе увидели отчаянно машущие руки, народ решил, что мы безнадёжно влетели в ж… , но нас как на крыльях вынесло из порога. Радость и гордость распирала нас по всем частям тела. (И надо сказать, что только сейчас я почувствовала к капитану безграничное уважение, чувство команды и чисто человеческое тепло, да – да, Коля, не раньше, но и не меньше). Впечатление первое: ХОТИМ ЕЩЁ!!!

"Пацаны" отправились следующими. Проходя порог Серёга так усердно грёб, что высунувшись телом из байды, и загребая на всю ширину порога, чуть не вывалился в пену. Зато потом они мастерски и красиво обогнули камень и с криком победителей вылетели из порога. Мы на берегу так радовались за них, Галч с восхищением спросил у Женьки: "Ну правда хорошо порог прошли?" Женька многозначительно кивнул головой и ответил: "Да, красиво чуть не перевернулись!"

Инна решила не рисковать. Я сел в байду лидеров в качестве матроса. Уже в начале порога не договорились, с какой стороны обойти камень. Кильнулись (красиво так). Я держу байду полную воды, а Саня поплыл или побежал догонять весло, которое само пошло грести в порог. Прибыл адмирал, который помог воду выгребать, а затем я в качестве капитана, один, отправился покорять порог, преодолев его чётко, как было задумано. На берегу встретили девчонки (аж с цветами), довольные, что всё благополучно закончилось. Оказывается, было плохо видно наше киляние, а потом все думали, что это я в пороге ловлю весло и кричали Саше: "Коля!" А весло отважно спас Серёга, выловив его на байде посередине реки.

После, какой-то мужик проходил порог на каяке. Размеры мужика были таковы, что пузо аж свешивалось с каяка, а лодка вся сложилась в два слоя под его тяжестью. Этот кусок сала как щепку кидало по камням, но мужик как резиновый от них отскакивал.

Потом я, как истинная фотомодель, решил сфоткаться в пороге, но пока я примерял свою пятую точку к камню, в пороге показался катамаран, который летел прямо на меня, пришлось его выравнивать и сталкивать с камней. Только я опять принял позу для моей любимой фотографии, как в пороге показался второй катамаран, но до меня он не дошёл. Парень с него свалился в самом центре порога, пришлось спасать его и его вещи. Мокрый, но довольный я запечатлил себя героя на легендарном месте самым лучшим фотоаппаратом, фото героя потом можно послать в газету.

После мы загрузились в байды и двинулись дальше. Через 100 метров был ещё один порог. После того, как мы из него вышли, мы с Галчем переглянулись и в один голос сказали: "Семечки!"

Адмирал прошёл тоже хорошо, даже "Лидеры", хоть и не там где все, но просунулись среди камней.

"Пацаны", видать, намечали другие планы.

Серёга сделал Нате предложение: "Давай кильнёмся!" Ната категорически отказалась. Серёга сказал, что в таком случае они вечером сходят искупаться. И не заметив камень два на два метра, их к нему прижало как Жучку к забору и они кильнулись. Зрелище следующего характера:

Наташка ушла под воду. Я со спасиком в руках ринулся их спасать. Ната вынырнула и сказала: "Это мне подарок на день Рождение!" Я с Серёгой отбуксировал вплавь байду к берегу, Ната веслом сама по себе гребла посреди реки. Зрелище потрясающее. Вот за ним и наблюдала не без интереса толпа в человек 25 из тех катамаранов, которые уже стали на ночёвку.

Приняли для сугреву и занялись хозделами. Только Ната долго ходила вдоль берега и хохотала.

По всему полю разложили мокрые вещи, доллары и даже документы. В документах в каждый листик вложили палочку, для вентиляции. У Наташки в паспорте теперь стало две одинаковых прописки. Сухой, по счастливой случайности оказалась только туалетная бумага. Промокли спальники и подмокла палатка. Взрыв получился ещё большим, чем на прошлой стоянке, так как места было больше.

Из соседнего лагеря к нам прилетели знакомиться. Две огромные украинские туши принесли самогон, который сами почти и выпили, и ковёр сала, который подарили нам, всё что осталось после закуски, а потом подарили нам палку колбасы салями.

Вечером мы отмечали день Рождения Наты, в честь которого украинцы устроили салют (настоящий), а потом день Победы, телепатически представляя наших в Бресте, собравшихся за головой на наш салют. Приготовили торт и отправились в гости к Виннице, которые нас приглашали ранее. Там мы отведали на халяву шашлыков из курицы, попели песни – мы , по словам украинцев, оказались настоящими туристами, так как знали те же песни. После помогли хохлам из ямы вытащить машину, а после вернулись к себе в лагерь и посидели ещё под звёздами и попели. А когда дрова закончились, костёр погас и не смог нас больше согревать, ушли спать.

Это был жутко до одури насыщенный день. Все остались им довольны. Даже Саша с Инной, которые не прошли "Киевский", но прошли следующий порог, что их привело в норму.

10 МАЯ. ПЯТНИЦА. ДЕНЬ Галча летописца. День похмельный.

- Народ! Народ! Все пропало! Вода ушла, всё накрылось! Косяк походу! Всё кончено! Что делать? Вода на метр от берега отошла! Вставайте скорее! Всё пропало!

Я сплю. Нет, решительно, я ничего не хочу слышать, особенно дикие крики моего капитана по утрам, Я СПЛЮ. Когда же к этим воплям капитана подключились вопли адмирала, то не просыпаясь встать пришлось. Не открывая глаз, я ринулась в сторону реки. И вот тут мои глаза быстро расширились. Там, где вчера я мыла ноги, боясь ввалиться в воду, камень уныло торчал из грязи, а к воде с него вообще было не дотянуться.

Ко мне подошла Михайловна и деловито сообщила: "Ничего страшного. Это вчера выходной был и понтоны закрыли, а сегодня их откроют и вода нас догонит. Так что всё в порядке." Ну и я сразу конечно успокоилась, а то ведь мысль мелькнула, что во вчера напились, а потом жажда, наверно всю толпу мучила, что воды сегодня в реке не хватает.

Пока собирались, адмирал убежал к украинцам уху готовить, готовил хорошо и вернулся по консистенции как вполне готовая уха. Притащил адресок. После завтрака с апельсинами и халвой, никакой мармелад уже не лез. Теперь мы все увлеклись решением одной очень важной проблемы. Дело в том, что часть вещей вчера отправились по реке раньше нас на маршрут, причём все из байды "Пацанов". Это два моих отдолженых носовых платка, таранка из Наташкиного кармана, Наташкина кружка, а Серёга в битве потерял кед, который потом даже мне приснился ночью, что мы его нашли. Предприимчивее всех оказался Михалыч. Она сбегала в лес и нашла там кроссовки 42 размера (хотя Серёга заказывал 45-ый). Происхождение и предыдущий владелец их неизвестен, носились они давно и хорошо, а потому выглядели более чем ужасно. От них оторвали подошву, привязали её к ноге резинками и верёвками (см. фото), а для надёжности предложили ещё носок сверху одевать.

Ещё это утро у меня было омрачено бесконечными поисками фотоаппарата, который я, по моим уверениям, точно выносила его на берег в зубах. В конце концов адмирал мне его вручил, но место его нахождения скрыл. Это осталось тайной.

Всё, мы спускаемся на воду. Мой капитан ещё с утра разведал, что сразу начинаются шиверы, поэтому все сразу морально настроились и вошли в бурлящую воду. И тут случилось чудо! Капитан меня похвалил. Не знаю, что на него так подействовало, а может просто вырвалось, но радости моей не было предела. "Лидер" выловил одного хорошего бегемота, Саша попрыгал на нём (устроил скачки с бегемота в байду), и они унеслись дальше.

Непонятней всех вели себя "Пацаны". Сказывалось вчерашнее. Они уже было ринулись в шиверу, но, видимо, не заметив большого камня, решили не спешить, а точно наметить цель попадания, и отошли от шиверы, заново в неё примеряясь, чтобы уже наверняка словить самого большого бегемота. В огромном напряжении шивера была почти пройдена, но на выходе их почему-то потянуло не направо, как всех, а налево. Жаль, что мы так и не успели достать фотоаппарат, ибо наши лодки качало от смеха и мы боялись перевернуться. Наташа изо всех сил гребла веслом, напрягаясь всем телом и мыслью, а Серёга рядышком, по щиколотку в воде, толкал байду по камням. Ухахатываясь в судорогах, мы спросили:

-А что это вы там делали?

"Пацаны" были так серьёзны, ни разу не улыбнулись, а Серёга многозначительно сказал:

-Что-то я там не сообразил…

Потом вся гребля прошла в ожидании порога "Рогозна". Перед ним мы ещё перекусили, кое-кто ещё и поспал после утренней ухи. "Рогозна" подкралась незаметно. Порог длинный, но интересный. Женька уже особо и не рассказывал, как и где его проходить, полагаясь на нашу сообразительность и ещё неизвестно на что. И надо сказать, что мы все достаточно хорошо прошли порог. "Лидеры" выпрыгивали всего 2 раза. Один раз сначала, а потом очень хорошо пошли, что расслабились и не сумели пропустить мимо последнего бегемота. Инка купалась по пояс.

Потом мы чалились и бегали в магазин за продуктами. Ели мороженое, а это значит, что многодневный праздник желудка продолжался.

А ещё вскоре мы добрались до непроходимого "Печорского" порога. Порог длинный, интересный, а пройти его нельзя из-за большого и плотного нагромождения камней.

Мы осматривали обходной канал, который тоже таил небольшие трудности, а после проходили.

Проходя шиверу перед каналом, мы с капитаном выскочили на какой-то пъедестал и чудом с него сошли, капитан соответственно выругался. Я почувствовала, что капитан начинает приходить в норму, а то его утреннее настроение меня настораживало. А дальше по каналу мы хорошо вписались и достойно прошли. Не менее достойно прошли остальные. Михалыч как обычно словил 3 капли и отделался лёгким испугом. Пацаны, пропустив первую волну, в последний момент спохватились и вымокли по самые гланды.

"Лидер" прошёл хорошо под мостом, мимо камня и мимо бревна, а потом они просто наскочили на камень посреди канала и их нечаяно немножко на 180 градусов развернуло.

После канала, помахав вёслами с 15 минут, мы добрались до плотины, которую надо было обносить. Девчонки чалили байды к берегу, к месту выноса, а ребята их перетаскивали к основному руслу. Выплывая под мостом моему капитану пару раз заехало ветками по лицу, следующие слова непереводимого характера понеслись в мой адрес, а я поняла, что с капитаном теперь точно всё в порядке и день прошёл не напрасно.

На стоянку стали в тополиной роще, рядом с ручьём. Сегодня жарили рыбу, которую утром подарили украинцы, и ели мармелад. Впервые за поход приготовили правильную гречку, которая осталась в моей миске. Скучно. Никому сушиться не надо. Никаких мокрых спичек и паспортов. Пришлось отправиться спать под непонятное топотание неведомых зверюшек.

11 МАЯ. СУББОТА. День Михалыча, писаный летописцам, на основе заметок Михалыча.

Утро началось с воспоминания о беспокойной ночи. Ночью слышали шуршание и шаги. Утром в Галчонкиной тарелке изчезла последняя правильная запасная каша, таинственным образом испарился чёрствый хлеб (целый кирпич), мармелад был разбросан, но халва и печенье с буквами были на месте и не тронуты.

Всё это очень подозрительно. Инка возмущалась:

-Я же говорила, что шаги были.

Коля:

- Ну так надо было будить!

Инна:

-Так я будила!

Саша, очень обиженно:

- Не того ты Инна будила!

Во время завтрака мы увлеклись украинским языком, составляя из печенья слова. Затем Инна спросила:

-Ребята, у кого-нибудь есть какая-нибудь верёвочка?

В водном походе с верёвочками напряжёнка, и все принялись вспоминать свои запасы. Наконец Саша выискал :

-Инна, у меня только резиночка. Подойдёт? И зачем тебе?

-Подойдёт, Саша. А теперь привяжи–ка ты этой резиночкой весло к себе, чтобы оно не уплывало…

Вышли в 11.50 – это уже какое-то наваждение. Долго грёбали мы ли коротко, а приплыли к очередной старой мельнице. Мельница была не сложная, что адмирал разрешил отправиться вперёд него. Водой обдало с ног до головы. Все матросы кричали. Не кричала только Инна, Инна гребла.

После мельницы сплошная грёбалка. Развлекались разбрызгиванием Южного Буга на тела товарищей, а Наташа Михалыч решила даже покатать адмирала самостоятельно, но байду как-то странно носило от берега к берегу. В конце концов это грёбание достало, и мы выгрузились на берег.

Тут и началось. Мужики все обнажились (но так, в пределах нормы), потом как-то странно хромая вошли в воду, помылись, поплавали, а затем вышли и выставили свои апполоновские тела на просушку. Девчонки скромно наблюдали. Кроме Инны, прикинувшейся среди Аполлонов Афродитой.

Еле загнав мужиков по байдам – двинулись дальше. А дальше – шивера. вернее это "Айсберг" уже обсуждал пути прохождения небольшой такой шиверы, на что Женька сказал:

-Ну вы совсем уже обнаглели, пороги шиверами обзываете.

В общем адмирал как всегда – первый в бой. За ним не как всегда, но как всегда куда-то не туда – "Лидер". Дело закончилось как обычно. Люди в воде, байда на камнях и весло Сашино тю-тю (Слава Богу к адмиралу!) .

Вот тут командование на себя принял матрос. Перед Инной стоял сложный выбор, что спасать: байду, Сашу или весло.

1. Спасти Сашу- вот зачем Инне Саша? Мало как-то.

2. Спасти весло и байду – а зачем Инне 2 весла?

3. Спасти Сашу и байду -зачем Инне Саша без весла, если он грести не сможет!

Решено было спасать байду. Инна впрыгнула в корабль и рванула к берегу от изумлённого мокрого капитана, стоящего посреди реки в пороге.

Но когда спаслись весло и Саша, они вновь воссоединились и прошли порог – очень даже не плохо. "Пацаны" и "Айсберг" распугали всех бегемотов и покорили очередной буговский перекат.

И наконец мы остановились на перекус после "многодневного голодания" захотелось уже чего-нибудь этакого. Галч и Ната отправились в деревню в магазин. Как выяснилось, магазин он не далеко, но дело в том, что продавщица - дело скользкое, то есть ищите её по всей деревне, и она вам откроет магазин и чего-нибудь продаст. Девушки оказались не из слабых и отправились на поиски продавщицы. Подняли на уши пол деревни, но продавщицу не нашли, зато в каком-то доме сказали, что у них есть ключ от магазина, обыкновенный мужик нам его открыл и мы купили вечные продукты: майонез, соус, хлеб. А потом решили всё-таки найти молоко. Нашлось оно в доме, где мужик-горемыка, чуть не плача нянчил двух детишек, пока его женщина ушла. От счастья видеть двух представительниц женского пола, он нас одарил 1.5 литрами молока и 8-ю яйцами – всего за две гривны. Мы были счастливы.

Вернувшись к месту перекуса, мы умяли консервы и двинулись дальше. Грёбали сперва до г.Брацлав, а затем начали искать стоянку. Ничего лучшего, как сосновый лес около болотистого места – мы не нашли. Лесок был небольшой и аккурат просматривался по всем просекам, так что выходы на шхельду обещали быть весёлыми.

Дальше опять трудовые будни. Неизвестно что но ребята решили отметить, под девизом: "Не вовремя выпитая вторая – загубленная первая". Но сердиться на них не пришлось, бо когда мужики пьяные, то они любую правду про нас скажут, а правда нам нравилась.

А ещё мы пекли настоящие блины, которые получились не хуже домашних, а оставшиеся яйца решили пустить на утреннюю яичницу. Это был уже последний писк нашего желудка. Объевшись, мы легли спать.

12 МАЯ. ВОСКРЕСЕНЬЕ. Сашины писательские изыскания.

Утро было обычным, подъём дежурных в 7.00. Завтрак был приготовлен быстро и крики: "Пайка в опасности!" раздались в 7.45.

Ещё вечером Женя сказал, что мы никак не можем нагнать маршрут, поэтому нам сегодня предстоял ломовой день.

Так как байды практически не требовали ремонта, значит сократилось время сборов. Сегодня был поставлен новый рекорд – мы вышли в 10.40.

Минут через 10-15 хорошего хода Женя узнал место, где он останавливался в прошлые годы. Оказалось, что мы находимся значительно ближе к Райгороду, чем он предполагал ранее. Значит был шанс уехать вовремя.

Ниже по течению были 2 порога, которые прошли все почти без проблем, изредка задевая бегемотов. Это было не главное. Сегодня основная фишка – Мельница и три каскада Гранита. Воды было маловато, поэтому Женя старательно искал фарватер. Избежать контактов с бегемотами не удалось никому, даже адмиральской байде, другой вопрос, что застрять сумел в том числе и "Айсберг". Однако всех удивил "Лидер", прекрасно прошедший все пороги. Все торчащие камни были преодолены блестяще, и только в мельнице мне пришлось выпрыгивать и проталкивать байду.

Одним словом, Гранит всем доставил огромное удовольствие. Пока Галч фоткал панораму порога, все остальные делились впечатлениями. Кроме того, "Айсберг" пытался круто сфоткаться в пороге, но похоже момент фотограф всё же прозевал. А затем уже три байды пытались войти в порог снизу вверх, чтоб снова сфоткаться. Что из этого получилось, увидим потом.

Ещё утром крохобор Наташка обещала нам шоколадку после прохождения Гранита. Однако, когда дело было сделано, шоколадка была зажата. Это объяснили тем, что лучше не терять время.

Кстати, за Гранитом, на берегу, где мы причалили, оказался змеиный питомник, поэтому желающих сбегать в кустики оказалось не много, да и ходили парами, что бы второй товарищ змей от ж… отгонял.

При прохождении третьего каскада Михалыч видел на камне огромную дохлую змею. Жаль что остальные, будучи до округления глаз увлечённые прохождением порога, её не заметили. Женя ещё пошутил: "Как же так! Такую большую на своём пути не заметить!" Да уж! До змей мне было!

Гранит символизировал окончание порожной части нашего маршрута. Далее было два мелких порога и несколько шивер. Они были пройдены с достаточным успехом.

Саша с Инной вошли в раж, что как лихие водники огибали камни на своём пути. В последнем пороге "Лидер" прошёл в ворота, ширина которых как раз составляла ширину байды. Следующие за ними "Пацаны" повторить этого не сумели. Прикалываясь над ними Женя кричал: "Ну вы даёте! Даже Шура прошёл! А вы?"

Затем все понеслись вперёд, а "Лидер", радующийся своим успехом, чуть приотстал. Увлечённый приятными мыслями, да ещё маленьким стриптизом в исполнении Инны, Саша почти не видел окружающих. Тогда "Лидер" на скорости, на середине реки все таки нашёл свой последний камень и водрузился на нём на мгновение. Это было прощание с порогами в духе лидеров - Инны с Сашей.

Через час был Райгород. мы подошли к месту, где ближе всего была железнодорожная станция и стали чалиться, символически выбрасывая свои вёсла на берег как копья, что раньше делать было категорически запрещено, так как есть закон водника, что последнее, что водник выпускает из рук – это весло. Инна и Саша, пришедшие третьими, выбросили вёсла на берег, за что и поплатились. Женя в мгновение оттолкнул "лидер" от берега. Правда, Инна сумела перескочить в адмиральскую лодку, но которое так же ушло в открытое плавание. Чалиться приходилось при помощи вёсел-рук и два раза. (Первый испортил Женя). Новый вид грёбли был запечатлён на фото.

"Айсберг" решил провести учебное киляние, по очень настойчивой просьбе матроса, обиженного за не экстремальный сухой маршрут во время похода. Коля и Ира вышли на середину реки в касках и спасжилетах, и после раскачиваний на эн-ный раз перевернулись (ощущения мокрые). "Айсберг" спасли по всем правилам при помощи спас конца, а люди и так выплыли.

После купались все желающие и не желающие. Наталья Ивановна была схвачена в мгновение четырмя мужиками и благополучно на 1-2-3 опущена в реку. (Это для лучшего усвоения оверкилей).

(Продолжение летописца).

А дальше мы должны были просушить байды и … И тут пошёл ливень, настоящий майский ливень, продолжительный и с грозой. Байды не то что бы не удалось просушить, не удалось спасти даже сухие вещи, а дело клонилось к вечеру и о просушке чего-либо можно было забыть.

Вымокли мы по самые помидоры, вместе с помидорами. Шестером мы спасались в экстренно поставленной Сашиной палатке, играя в Ноев ковчег, плотно прижимаясь друг к другу, так как вода подступала со всех сторон. У нас было "каждой твари по паре", а вот лошадь никак в палатку не вместилась, и мы очень боялись, что взбесившаяся от грозы лошадь, бегавшая около палатки, нечаянно на нас наступит. Саша и адмирал в палатку не вместились, и как Адам с Евой отдыхали под деревом.

Ливень через 1.5 часа закончился. солнца не ожидалось и мы начали складываться. Поезд только в 3.30, а сейчас только 17.30. Мы развели костёр и сидели до вечера.

Открылись все наши таинственные друзья. Образовалось 2 круга. Круг первый, почти девичий. Инна друг Михалыча. Михалыч друг Саши. Саша друг Галчонка. Галчонок друг Наташи. Наташа друг Инны. В этом кругу народ просто купался в подарках друзей и торчал от сюрпризов весь поход. А вот во втором кругу была тяжёлая артиллерия. Коля друг Жени. женя друг Серёги. Серёга друг Коли. Вот такая путаница.

После около костра до поезда устроили дежурство, а не дежурные погружались в дрёму, насколько это было возможно в прохладную майскую ночь.

А дальше как в сказке – из поезда в поезд. Райгород – Винница. Винница – Здолбунив. В Здолбуниве, в ожидании поезда отправились на рынок. Искали огурцы и помидоры. На базаре на нас посмотрели круглыми глазами и сказали: "Что вы, девочки! Лучше банан возьмите!" Вот тебе и Украина!

"Пацаны" гурманили йогуртами, а мы давились сухими "Ролтонами". А когда вышли к поезду, то он сделал тю-тю прямо перед нашим носом, как такое произошло - мы и сейчас объяснить не можем, ибо на поезд уходили заранее, а прошмыгнущий перед нашим носом поезд никто не мог себе представить. Зато мы очень порадовали местную публику коронными выходами в полном обмундировании (т.е. с байдами), не хуже тяжелоатлетов.

Через 2-3 часа мы уехали в Ковель. А там опять ожидание поезда до двух ночи. В здании места не нашлось. Мы расположились с байдами на платформе между путями, сложили их одна к одной, образовалось лежбище, достали спальники и погрузились в сон. Первыми дежурили Ира и Коля. Сидя прямо на асфальте (для туристов – на сидухах), мы резались в карты, стуча картинками по плиткам, когда около нас начал прохаживаться мент. Походил и ушёл, а потом вернулся и друга привёл, и только тогда отважился спросить, когда же мы поедем. Узнав на каком поезде очень обрадовался, что скоро, т.к. мы видимо очень портили эстетический вид вокзала. Рядом громыхали поезда, так что земля под нами тряслась, они бесконечно шмыгали туда-сюда, действуя на барабанные перепонки. А когда пришла пора сдавать смену, мы разбудили Инну. Инна сказала: "Странно, за всё время ни одного поезда не проехало…" Доброе утро Инна!

Ночью мы погрузились в поезд до Заболотья, где чуть не замуровали Колю в клозете. Такого перепуганного лица у него не было даже при прохождении "Киевского" порога. И к утру уехали последним поездом Заболотье – Брест. В 7.20 утра отважные герои встали и пришли нас встречать. Огромный им поклон. Мы вернулись, счастливые и сонные, отправились по домам по утренним улицам родного города и слились с цивилизацией, храня приятную память о славном походе на Южный Буг.

КОНЕЦ.

RATING ALL.BY KMindex
X